Библиотека java книг - на главную
Авторов: 39392
Книг: 99627
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Нифельшни из Хаоса»

    
размер шрифта:AAA

Айя Субботина
Нифельшни из Хаоса

Глава первая

— Армия — это хорошо. — Кул поскреб гривастый затылок, потом посмотрел на сально ухмыляющегося Эашу и отвесил инкубу крепкую затрещину. — Хватит уже на нее облизываться, пока Крэйл не видит.
— Ничего не могу с собой поделать: моей цыпочке так идет эта когтистая лапа. Кажется, в самом скором будущем я стану фетишистом когтистых лап.
— Не раньше, чем я тебя пристрелю, — холодно заметил Марроу.
Их с инкубом взгляды скрестились, и на несколько секунд в приемной кабинета Дамиана воцарилась полная тишина. Даже Хель, не упускающая случая вставить едкий комментарий, предпочла смолчать. Эти двое успели подраться друг с другом, по меньшей мере, трижды за неделю, и всякий раз от серьезных увечий их спасало лишь своевременное вмешательство Ти'аля и Кулгарда. Один разок встрял Крэйл, и последствия его внимания оба задиры носили на своих недовольных физиономиях.
Но сейчас Крэйл был в кабинете Дамиана, и Марори очень надеялась, что обоим хватит ума сдерживаться хотя бы до тех пор, пока они не узнают, ради чего Магистр Дра'Мора пожелал их видеть полным составом.
— Армия означает, что будет война? — Кенна выглядела так, словно одна эта фраза мота стать катализатором для этого события.
— Мы давно воюем, — огрызнулся Нотт, — просто кто-то должен был перестать делать вид, что все хорошо. Лодка «Равновесие» раскачивается так сильно, что скоро нас всех выбросит за борт, если только мы срочно не перестанем вести себя, как овцы на заклании.
— Какая экспрессия, — не удержался от едкого комментария Даган. — Всегда знал, что небеснорожденные рвутся в бой просто потому, что им надо куда-то рваться. Наличие мозгов для этого совсем не обязательно. И, как я слышал, даже порицается.
К счастью, в тот момент, когда Нотт скорчил злую рожу для «достойного» ответа, дверь кабинета Дамиана распахнулась, и вышедший оттуда Крэйл жестом предложил им войти. Марори пропустила всех вперед и нарочно задержалась около шанатара. Он выглядел куда более серьезным и хмурым, чем полчаса назад, когда был удостоен приватного разговора к Магистром. Марори все ждала, что вот сейчас Крэйл скажет хоть что-нибудь, приоткроет завесу таинственности над подробностями их диалога, но шанатар и рта не раскрыл. Возможно, позже, когда они вернутся домой…?
В кабинете Дамиана царил непривычный беспорядок. Марори отлично помнила, что раньше каждая вещь лежала на отведенном ей месте: массивная пепельница на левой половине стола, странный каменный символ в виде поставленной на ребро монеты — на правой. Сейчас же весь стол Магистра был завален кипами бумаг, небрежно раскрытыми книгами, стопками свитков, чей вид кричал об их старинном происхождении.
Единственное, что осталось неизменным — сам Дамиан. Все тот же безупречный костюм, те же великолепные поблескивающие рога и начищенный до блеска набалдашник его трости. Хотя, конечно, заботы о целом выводке новых студентов и сопутствующих от такого пополнения проблем прибавили ему морщин и дурного настроения.
К счастью, присутствие Дамиана подействовало на всех, как отрезвляющий душ. Во всяком случае, и Эашу, и Марроу больше не проявляли желания устраивать спор на пустом месте.
— Марори Миле, — сказал Дамиан. Он наверняка не просто так использовал фамилию, от которой она отреклась так давно, что это казалось лишь отголоском другой реальности. — Марори Шаэдис йолМиолМорна, — поправил Дамиан себя же. — А я-то думал, что только Дра'Мор в состоянии тебя покалечить.
Магистр взглядом очертил ее изувеченную руку. После возвращения Марори больше не пыталась ее спрятать. Теперь прошлые попытки забинтовать это внезапное уродство казались проявлением той слабости, которую она больше не могла себе позволить. Которая сгорела в огне, в котором она переродилась и стала загадочным и даже самой себе непонятным существом. Существом, у которого как туз в рукаве внезапно оказалась целая армия. Вот только как ее подчинить и какую цену придется заплатить за такое своевременное подкрепление — Марори не знала. Никто не знал.
— Похоже, я становлюсь тем, чем давно должна была стать, — улыбнулась Марори.
— Похоже, я становлюсь тем, чем давно должна была стать, — улыбнулась Марори. Сжала когтистые пальцы в кулак, поморщилась от хруста твердых, как металл, наростов на коже. — Не уверена, правда, что мне так же хочется увидеть конечную форму этой трансформации.
А про себя добавила: «Потому что вряд ли в ней останется так же много человеческого».
Тень улыбки на хмуром лице Дамиана Марори истолковала, как одобрение.
— С завтрашнего дня Дра'Мор возобновляет занятия в полном объеме, — после некоторой паузы сказал Магистр. — Насколько это вообще возможно, учитывая то, что мы потеряли некоторую часть наших учебных корпусов, часть общежития и два больших зала для практических занятий. Большая часть Верхней библиотеки превратилась в пепел, но Нижняя почти не пострадала. Система порталов полностью разрушена. Адепты Плетения с ног сбились, пытаясь наладить хотя бы тот минимум, который необходим для нормального функционирования учебного процесса, но это весьма затруднительно. Каждый новый разрыв опечатать становится все сложнее, Разломы растут из-под земли, как грибы после сраного дождя!
Ругательство было самым ярким доказательством того, что Магистр яростно болел за свое детище, и бессилие перед происходящим только подливало масла в огонь.
Дамиан кашлянул в кулак, но извиняться за вольность не стал. Перед кем? Каждый из них думал если не теми же словами, то же точно не более мягкими их синонимами.
— По крайней мере, у вас есть стены, полы и потоки, чтобы возродить свой дом, — с улыбкой сказал Ти'аль. — Это куда больше, чем то, что осталось от Эльхайма.
Он намеренно не стал говорить о том, что вовсе не Эльхайм стал самой тяжелой утратой небеснорожденных. Они все потеряли самое главное — свой дом. Столицу, крупные и мелкие города, крохотные поселения. От светлой стороны Равновесия осталось одно большое Ничто. А те немногие небеснорожденные, которым посчастливилось выжить, который день стекались к вратам Марабара.
Когда-то война разъединила их, чтобы теперь, сотни лет спустя, напомнить о том, что перед лицом общей беды споры о крови не стоят ровным счетом ничего.
— Всем нам жаль, что от светлой стороны Равновесия осталось так… мало, — сдержано ответил Магистр. Просто потому, что надо было что-то сказать. Прежде чем темные начнут искренне сожалеть об утрате своих небеснорожденных недругов пройдет еще немало времени. — Я рассчитываю, что некоторым из вас, — Дамиан коснулся взглядом каждого присутствующего эльха, — хватит терпения приструнить своих распоясавшихся собратьев. Собственно, об этом я и хотел поговорить. Решил, что раз вы нашли общий язык с одной из моих студенток, то, как минимум, способны трезво соображать.
Марори вспомнила их ежедневные потасовки и проглотила желание рассмеяться. Да уж, способны трезво соображать до тех пор, пока поблизости есть враги. Но в повседневной жизни они все те же небеснорожденные и проклятокровные, которым с детства вкладывали в голову непреложную истину: твой злейший враг — на той стороне. Вряд ли одного изувеченного эксперимента Вандрика будет достаточно, чтобы растоптать эту аксиому.
— Мне нужны старосты на факультетах. По два старосты на группу: прокпятокровный и небеснорожденный. Понимаю, что идея звучит безумно, но сейчас Дра'Мор не может позволить себе сделать обучение раздельным: у нас банально не хватает кабинетов и мастерских. Кроме того, преподавательский состав решил, что общие группы должны стать первым шагом для взаимопонимания. — Дамиан заметно поморщился, как будто сама эта идея отдавала тухлятиной. — Но, конечно, заставлять из-под палки вас никто не станет.
— Ну что, железяка, — Кулгард почти по-дружески хлопнул Ти'аля стальной ладонью по плечу. Металлический лязг заставил присутствующих обернуться. — Погоняем молодежь?
Серафим передернул плечами, но возражать не стал. Они с Кулгардом неплохо ладили, а обязанность разнимать норовящих устроить драку гостей Крэйла могла стать неплохим заделом для чего-то отдаленно напоминающего дружбу. Во всяком случае, Марори хотелось в это верить.
— Остальным, я так понимаю, нужно несколько помочь с вдохновением, — хмуро уточнил Дамиан. — Хорошо, что я предполагал такое развитие событий и приготовил вот это.
Магистр бросил Иотхильдису увесистый бумажный пакет. Тот недоверчиво повертел «подарок» и неаккуратно вывернул на колени его содержимое. Пропуска, формы для заполнения и целая куча прочих бумаг. Нотт быстро отделил те, что были подписаны его именем, а остальное передал по кругу. Когда пришла очередь Хель, девчонка даже не пошевелилась. Только демонстративно скрестила руки.
— Я не собираюсь пополнять рады студентов Дра'Мора, — фыркнула она. — Боюсь, вам нечему мен я научить.
— Не припоминаю, чтобы я приглашал тебя в качестве студентки, — многозначительно прокомментировал ее недовольство Магистр. — Но если бы ты хоть немного напрягла свой слух, то услышала бы, что Дра'Мор нуждается в преподавателях. В особенности тех, которым есть что показать.
Лицо Хель сперва вытянулось от удивления, потом сделалось пунцовым от распиравшей ее гордости. Она пыталась замаскировать радость, но чем больше усилий прикладывала, тем более очевидными становились ее настоящие чувства.
— Ну, наверное, я бы смогла…
— Сможешь, — перебил Дамиан. — А чтобы восстановить баланс и не дать повода для бунта среди дра'морцев, твоей напарницей будет Марори. Я рассчитываю, что вы справитесь со студентами Второго круга.
Теперь пришла очередь Марори удивляться. В том, что Магистр решил заменить недостающих преподавателей студентами, которые уже зарекомендовали себя не только в теории, но и на практике, не было ничего необычного. Но Марори никак не ожидала, что и она попадет в их число. После всех трансформаций она сама себе не доверяла, не говоря уже о том, чтобы доверить ей два десятка студентов.
— Я готов быть третьим! — резво вызвался Эашу.
— Вторым и со мной, — сказал Даган. Похоже, он был в курсе задумки Магистра, потому что среди остальных был единственным, кто не удивился. — Мне нужен помощник в библиотеке. Самому мне, как ты понимаешь, будет довольно сложно брать книги с верхних полок.
Он с улыбкой постучал по колесам модернизированного кресла-каталки.
— Предыдущая его напарница вчера сбежала вместе с тремя десятками умников, возомнившими, что могут стать светочами этой войны, — пояснил Дамиан. — Надеюсь, им всем как следует всыплют, чтобы впредь не возникало желания оспаривать мои решения.
— Я тоже не понимаю, почему мы должны сидеть здесь, если можем с пользой применять наши навыки там, где это действительно нужно. — Крэйл выждал время, чтобы Магистр озвучил свою точку зрения, но тот не торопился. — Дра'Мор выдержит еще сотню нападений и без нас.
— Сотню? Похоже, не у одного Эашу уши залиты темный знает, чем. Хочешь геройствовать?
Шанатар скользнул взглядом по Марори, отчего у нее внутри что-то глухо оборвалось.
— Хочу защитить тех, кто мне дорог Мы — Потрошители. Нас учили стоять в первом ряду, а не отсиживаться в тылу.
— Я уже разрешил забрать студентов Четвертого и Пятого кругов, Крэйл. Всех: Потрошителей, Адептов, Некромантов. Часть Третьего круга ушла добровольцами, а те, кого я отказался выпускать, просто сбежали. Думаешь, мне самому сильно нравится сидеть в этом кресле, зная, что где-то там, в эту самую минуту, гибнут мои студенты? Дохнут, как мухи, только потому, что у них забрали драгоценное время. Время, за которое они могли стать еще сильнее и быстрее? — Он скрипнул зубами. — Вы остаетесь в Дра'Море, потому что здесь вы нужнее. У меня несколько тысяч растерянных студентов, кто-то должен вдалбливать в их горячие головы, что лучшее, что они могут сейчас сделать — это учиться. Может быть, месяц, а может, всего день. Но завтра они будут сильнее, чем сегодня, а послезавтра сильнее, чем будут завтра. Поэтому, Шаэдис-младший, избавь меня от необходимости присматривать еще и за тобой. Впрочем, это касается каждого. А теперь сделайте одолжение — убирайтесь в пекло, пока я не растерял остатки терпения. Марори, а ты задержись.
Просьба ее совсем не удивила. Она даже догадывалась, о чем пойдет речь. Поэтому, как только они с Магистром остались одни, сказала:
— Я не знаю, почему она так поступила.
Дамиан тяжело вздохнул, качнул головой в такт каким-то своим невысказанным мыслям.
— Мы были знакомы много лет. Я помню ее испуганной девчонкой, которую проклятокровные чуть было не забили до смерти только потому, что у нее появились белые крылья.
— Флоренция рассказывала мне эту историю.
— Мы частенько ссорились и редко находили общий язык, но я был уверен, что в одном мы с ней совершенно солидарны: никому и никогда не позволять обижать наших воспитанников. Я бы ни за что не передал тебя ей, если бы знал, что Флоренция связалась с Лигой.
— Этого никто не знал.
— Мне тяжело даже представить, что эти зажравшиеся чинуши могли ей посулить взамен на союз.
— Тоже, что они могли бы предложить и вам: власть и оружие, чтобы победить в этом противостоянии. Магистресса струсила. Испугалась, что дра'морцы первыми нарушат Догматы Равновесия. Решила, что сможет переиграть проклятокровных. Флоренцию обвели вокруг пальца, сыграв на единственном, что она любила — на Эльхайме.
Несколько беззвучных минут Дамиан рассматривал ее так, будто она только что снова переродилась.
— Надо же, как ты повзрослела за эти месяцы. — В его голосе сквозила неприкрытая похвала. — От трясущейся простокровки не осталось и следа.
— Потому что трясущейся простокровки никогда не существовало, Магистр.
— Ну и кто же ты теперь?
— Боюсь, ответ вам не понравится.
Он не стал расспрашивать. Жестом разрешил ей уйти, но все-таки окрикнул уже, когда Марори положила ладонь на ручку двери.
— Присмотри за своими сестрами, нильфешни. Я не уверен, что поступаю разумно, разрешая им остаться в стенах Дра'Мора без сдерживающего плетения и со свободным доступом к оружию. Крэйл убедил меня, что они не опасны. Но предупреждаю: я не стану церемонится, если хоть на секунду заподозрю, что они могут быть шпионками.
Для следующей фразы Марори потребовалось собрать в кулак все силы.
— Если они шпионки Лиги, то никто не сможет проучить их больнее, чем я. Все-таки они в некоторой степени часть меня, Магистр. Я знаю, где у меня болит сильнее всего.

Глава вторая

Возвращаться в разбитые аудитории Дра'Мора, который успел стать родным после долгой разлуки, было особенно больно. Марори нарочно плелась позади всех, иногда задерживалась, чтобы хоть краем глаза заглянуть в изувеченные аудитории. Даже сейчас, пока они не успели подняться выше, становилось ясно, что Дамиан сильно приуменьшил степень разрухи. Да, Дра'Мору досталось меньше, чем Эльхайму, но, положив руку на сердце, Марори практически не было дела до рухнувших стен обители эльхов. Проведенные там месяцы отложились в памяти месяцами одиночества, хоть все это время друзья делали все, чтобы она не чувствовала себя белой вороной. Даже подначивания Нотта в итоге оказались нужными и правильными. Жаль, что в проснувшихся воспоминаниях пока что слишком много пробелов. И если в тех немногих осколках прошлого, что Марори удалось воскресить, Хель мелькала практически постоянно, то Нотта и Вандрика она так и не смогла отыскать. Марори несколько раз порывалась попросить Нотта пересказать его версию событий, но что-то удерживало ее от этого шага. Страх, быть может? Боязнь, что ее собственные воспоминания канут в лету, и она не сможет заставить себя увидеть в этом хмуром задире человека, который делал лишь то, что она-прошлая попросила его сделать.
Путаница какая-то, чехарда и неразбериха. Совсем некстати начавшаяся как раз тогда, когда Хаос, наконец, всколыхнулся после долго затяжного сна.
— О чем он тебе спрашивал?
Оказывается Крэйл отстал от остальных и следом за Марори вошел в аудиторию профессора Дохляка. Сейчас здесь было пусто, под ногами хрустело каменное крошево, одно окно заколотили досками, и сквозь прорехи в помещение просачивалось красное марево огненной бури, бушующей третьи сутки. Странно, раньше грохот падающих с неба горящих осколков мешал ей уснуть, заставлял вздрагивать всякий раз, как камни с грохотом врезались в крышу Дра'Мора. Но по возращению из Эльхайма стало ясно: она безумно скучала по всему этому. Настолько сильно, что сейчас наслаждалась каждым оттенком громогласной канонады.
— Магистр переживает из-за предательства Флоренции. — Марори подняла с пола опустевшую толстую колбу, большим пальцем стерла пыль с бирки. Когда-то здесь был ядовитый клык дрейка. — Наверное, надеялся услышать, что в моей версии событий все было не так.
— Я рад, что обе эти твари сдохли, — не стараясь подбирать выражения, сказал Крэйл.
— Если бы этого не произошло по воле случая, я бы лично свернул обоим шеи.
Марори зачем-то кивнула.
В последнее время он очень изменился. После того, как Вандрик снова появился на горизонте и принес с собой новую порцию вопросов без ответов, она все чаще видела Крэйла задумчивым. Он словно сторонился всех, нарочно выбирал такое занятие, где мало кто мог напроситься ему в напарники. И целыми днями пропадал в зале, упражняясь с мечами.
Его что-то беспокоило. Что-то такое, о чем они, кажется, впервые за долго время не могли поговорить откровенно.
— Мне не нравится, что мы, здоровые крепкие парни, сидим здесь, словно крысы. — Шанатар посмотрел куда-то сквозь нее. — Не нравится, что здесь стало слишком много небеснорожденных неженок, которые пришли в Дра'Мор, но продолжают поливать темных помоями. Не нравится… Проклятье, мне не по себе, что я почти ничего не могу контролировать, Кусака. Как будто реальность стала пылью в моих руках и просачивается сквозь пальцы. — Он поднял взгляд на нее, сжал челюсти, как будто отчаянно пытался задержать слова. Пытался — и не смог. — Я думал, что ты никогда уже не выйдешь из того огня, Кусака.
— Надеялся от меня избавиться? А как же уговор про шортики? А свидание? — Она отчаянно пыталась шутить. Глупо и нелепо, лишь бы заставить своего Клыкастого улыбнуться.
— Я как раз решаю, куда бы тебя сводить: туда, где остались столы и стулья, но нет стен, или туда, где есть стены, но нет мебели. Ты что предпочитаешь?
— Кино, диван, попкорн и литр снотворного для всех твоих гостей.
Ей все-таки удалось выудить у него улыбку. Слабую и мимолетную, но так Крэйл снова стал самим собой: жутким букой и грубияном с самой красивой и очаровательной улыбкой на свете.
— Честно говоря, я как раз размышляю о том, чтобы посадить всех их на цепь. И отмерить длину, чтобы не дотягивались друг до друга. Потому что с Эашу…
Пол под ногами резко взбрыкнул, вздыбился, сморщился наползающими друг на друга гранитными плитами. Марори раскинула руки, чтобы удержать равновесие, Крэйл попытался дотянуться до нее, но с оглушающим грохотом вскрывшийся потолок метнул между ними огромный кусок перекрытия. От мощного удара не выдержал пол. Шанатар что-то выкрикнул, его голос утонул во все нарастающем гуле. Как будто Дра'Мор атаковали полчища стальных ос.
— Кусака, ты цела? — Крэйлу все же удалось докричаться до нее.
— Да, в порядке!
Марори прикрыла голову руками, когда с потолка обрушился поток каменного града. Каменное крошево размером с куриное яйцо атаковало внутренности лаборатории, окончательно разбивая то, что еще не было разбито. Чтобы не зашипеть от боли Марори стиснула зубы, осмотрелась, выбирая место для укрытия. Если она сейчас же не спрячется, то уже никогда не покинет эти стены живой.
Темные и Светлые, что за новая напасть?
Большая часть потолка теперь лежала на полу. То немного, что уцелело, вряд ли было достаточно крепким, чтобы обеспечить защиту от падающих откуда-то сверху камней. И все же Марори рискнула. Балансируя на гранях упавших плит, словно канатоходец, она перемахнула через разделяющих их с Крэйлом провала — и замерла, вынырнув из облака пыли.
Он стоял там: невозможно высокий и необъятный, увитый ржавым цепями. Часть из их оборванными змеями волочилась по полу, издавая противное лязганье при каждом грузном шаге. Неповоротливая тварь, тем не менее, двигалась довольно быстро: за пару мгновений преодолела половину коридора, окончательно лишив их с Крэйлом единственного пути к отступлению.
Неназванный. Если бы не дыра в потолке, он бы ни за что не поместился здесь целиком, таким громадным был. В обеих руках тварь держала длинные мотки тех же цепей, которые носила на своем теле, с той лишь разницей, что его «оружие» венчали массивные шипастые шары. Каждый метра полтора в диаметре — не меньше.
Марори сглотнула, бросилась было к Крэйлу, но шанатар предостерегающе вытянул назад руку. Он что, в самом деле думает, что она будет просто стоять в стороне, пока эта тварь будет кромсать его… как в прошлый раз?
Воспоминание об умирающем на ее руках шанатаре болезненно хлестнуло по обнаженным от страха нервам. Конечно, она боялась. Еще как боялась, ведь страх был единственным подспорьем в предстоящем поединке, грозящем стать настоящей мясорубкой.
— Мар, уходи… — Негромко сказал шанатар, одновременно обнажая оба клинка.
— Размечтался, — твердо отказала она, взвешивая на руке Энигму.
После вакханалии в Эльхайме и стремительно вторгающегося в реальность Хаоса она больше никогда не расставалась с косой. Тем более после очередного «перерождения» Энигма стала удивительно податливой, послушной. Иногда Марори даже казалось, что она слышит ее шепот: делай вот так, бей вот так, не отступай, всегда иди только вперед.
Неназванный на мгновение замер, даже склонил набок заваренную в железный шлем голову. Сквозь узкое горизонтальное отверстие на Марори смотрели два красных огня.
Из груди твари вырвался низкий гортанный рык, как будто она бросала вызов своим никчемным противникам. Вероятно, так оно и было.
«На этот раз мы не одни, — мелькнула в голове Марори спасительная мысль. — Вместе мы сможем, обязательно сможем…»
Еще бы немного уверенности, что она не занимается самообманом, и что никто пострадает.
— Смерть… — прогромыхал Неназванный и его скрипучая речь оглушила, лишая воли и возможности двигаться. — Смерть Тринадцатой.
Темные, оно что — пришло за ней? Пришло из-за нее?!
— Ну-ка, жирная сволочь, получи!
Марори не сразу сообразила, что хлесткая череда громких хлопков на самом деле — выстрелы. Зачем-то вернувшийся эрэлим промелькнул у твари между ног, на ходу стреляя с обеих рук. Он едва ли точно целился, но тварь была такой огромной, что каждый выстрел попал в цель. Неназванный взревел, попытался отмахнуться от назойливого раздражителя, неловко повел рукой, обрушив на голову Марроу несколько пластов потолка. Эрэлим почти успел увернуться от всех… почти. Один, ощетинившийся остатками арматуры, почти достал его. Если бы не своевременное вмешательство Крэйла, многокилограммовый кусок камня размозжил бы светлому голову. Шанатар подскочил как раз в тот момент, когда плита почти накрыла эльха — и одним точным ударом клинка рассек камень надвое, словно подтаявшее масло. Тот раскололся надвое и две смертоносные половины грохнулись в каком-нибудь полуметре по обе стороны от обоих бойцов.
— С ума сошел, придурок светлый?! — рыкнул на него шанатар.
— Отвлек его, придурок темный, — бравировал Марроу, и, глядя на Марори в пол-оборота, бросил: — Цела, нильфешни?
Вместо ответа она встала между ними. Держа Энигму одной рукой, вторую, изувеченную, сжала в кулак. По темным ороговевшим наростам потек расплавленный огонь, распаляя что-то глубоко в ней самой. Что-то такое, что она получила вместе с обрывками воспоминаний, вместе с памятью себя-прошлой — и с тем, что помнила ее кровь.
Неназванный с непониманием уставился на всех троих, как будто что-то в происходящем сильно выбивалось из его картины мира. А потом, не сильно раздумывая, приподнял обе мясистых руки и принялся раскачивать цепи. Поворот, еще поворот. Стальные шипастые шары, натыкаясь на препятствия, выбивали огромные куски стен. Всем троим пришлось попятиться, чтобы не попасть под новый шквал. Неназванный шагнул следом, размахнулся — и обрушил шары им на головы.
Марроу ушел вправо, зашел за стену, и лишь слегка поморщился, когда его окатила волна каменных осколков, брызнувших из-под протаранившего пол шара. Крэйл толкнул Марори в укрытие за колонну, а сам выскочил вперед, быстро и ловко перескочив на застрявший в полу шар, а оттуда — на цепь. Ему понадобилось всего несколько шагов, чтобы достичь своей цели, но Неназванный выдернул руку. Шанатар покачнулся, попытался сохранить равновесие, но не удержался. Прыжок был последней отчаянной мерой, но вместо этого Крэйл с размаху вонзил меч в покрытое складками жира плечо. Лезвие вошло всего на треть, но и этого оказалось достаточно, чтобы Крэйл повис на нем, словно скалолаз на вовремя загнанном с гору ледорубе. Неназванный снова загудел, попытался смахнуть «мелюзгу», но в ответ шанатар яростно рубанул его по конечности. На этот раз громадина завыла во всю глотку.
«Убей его, — прошипела в голове Марори тамаката, — выпотроши, как свинью!»
Странный голос, одновременно и мужской, и женский, но он подхлестывал ее безрассудство. Пока она будет стоять и взвешивать все «за» и «против», Неназванный снова причинит боль шанатару. Больше — никогда. Больше не пострадает никто.
Тело словно окунули в огненную купель: по венам растекся приятный в своей обжигающей разрушительной силе голод.
Едва ли отдавая отчет своим движениям, Марори бросилась вперед. Не побежала — почти взлетела, касаясь ногами пола лишь для очередного широкого прыжка. Сгусток огня в когтях становился все больше, пока не превратился в лавовую сферу, со всех сторон заточенную в густой черный дым. Марори бросила не глядя, зная лишь, что Крэйл болтается на руке Неназванного на безопасном расстоянии.
Откуда-то из-за спины снова раздалась стрельба. Попал Марроу или нет — не имело значения, потому что пылающий сгусток ударился в грудь Неназванного и воздух взорвался запахом горящей плоти.
Тварь отчаянно закрутила головой, переминаясь с ноги на ногу. Она пыталась стряхнуть с себя пламя, но огонь уже глубоко въелся в кожу, с каждой минутой пожирая все больше и больше плоти.
«Убей, — потребовала тамаката, — покажи, кто их истинная хозяйка, проучи за то, что забыли, где их место…»
В ее голове зашумело, собственные мысли стали вязкими, неповоротливыми. Им на смену пришла сокрушительная алчная злоба: они должны подчиняться, иначе — безвестность для каждого.
Марори сделала еще один, самый затяжной прыжок, приземлилась на нагромождение камней. Конструкция зашаталась, но устояла. Впрочем, когда Марори оттолкнулась от нее, камни все же с грохотом раскатились по полу.
Сейчас, когда она почти летит на уровне его проклятой железной башки, вложить всю злость в замах, позволить Энигме вонзить в проклятую плоть свои невидимые зубы…
«Убей, убей, убей…»
Неназванный вскинул руку и по широкой дуге, грохоча цепями, смел Марори за миг до того, как лезвие косы достигло цели. Намотанная на ладонь ржавая цепь протаранила тело, выбила воздух из легких — и Марори со всего размаха влетела в стену.
Голова глухо ударилась о камень, боль опалила угасающее сознание. Марори пыталась ухватиться за тонкую связь с реальностью, но кровавая дымка поглотила мир.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • vikasashevna об авторе Анна Туманова
    Прочитала запоем все выложенные книги, первые две из цикла перечитала - очень понравилось, спасибо автору. Не без недостатков, но буду и дальше следить за творчеством автора.

  • skulinanv об авторе Елена Кароль
    где можно прочитать" За руку со смертью"?

  • anna91 о книге: Хелена Хайд - Дитя для Повелителя
    Короткая и бессмысленная. Пересказ какой-то. Не очень сухо, но не цепляет. Не везёт на качественные книги как-то.

  • Knyazhe о книге: Юлия Трольд - Рабыня дракона
    Автор начиталась древних мифов и легенд, вот и написала эту сказочку. Девушка на берегу моря; морское чудище, в жертву которому девушка и приносится; царица, которая заявляет, что она краше богинь... Ничего не напоминает?
    Глупенькая ГГня, как и вся сказочка. Хорошо, что столь коротко. Если б ещё ГГрой на корабле уплыл лет так на 20-30, было бы вообще жесть.

  • anna91 о книге: Мария Фролова - Маулихакти или Вернись ко мне!
    Это просто какая-то хрень. Мозговыносительная, читаю читаю и не понимаю ничего. Героиня то, умирает, то не умирает. Все ее убить хотят и не убивают. Героиня истеричка и вообще постоянно не в адеквате. Не советую, просто от всего сердца.

читать все отзывы




    
 

© mylibs.net 2009-2018г.    MyLibs.net - Моя книжная библитотека.