Библиотека java книг - на главную
Авторов: 39399
Книг: 99627
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Любовь с первой встречи»

    
размер шрифта:AAA

Патриция Уилсон
Любовь с первой встречи

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Абигайль смотрела на расхаживающего по кабинету отца. Она видела, как напряжены его плечи, как краска гнева заливает лицо. Он изводит себя, она это понимала, но ничем помочь ему не могла. Она видела, как вот уже четыре года его пожирает бесконечный страх — страх, что расплата неминуемо наступит.
Теперь она и сама в это поверила, ибо ничто не способно было остановить Логана Стила и тот разрушительный ураган, который он обрушил на их головы. Они будут разбиты, раздавлены, «Мэдден корпорейшн» будет стерта в порошок, а с ней и ее отец. Логан поклялся в этом много лет назад и вот теперь исполняет свое обещание.
Едва ли это можно было назвать откровенным убийством — скорее медленным, но верным погружением в небытие. Пытки были спланированы крайне тщательно, холодные глаза Логана Стила не упускали ничего.
— Пять лет! — пробормотал Кент Мэддени и остановился посмотреть на дочь — та ответила ему сочувственным взглядом. — День в день, как он и грозился. Сегодня к вечеру с нами будет покончено. Все, что мы имели, все, чем мы были…
Он подошел к окну, невидящим взглядом уставился в сад, окружавший дом, который выстроил двадцать лет назад: величественный особняк — символ процветания. Десять лет назад «Мэдден корпорейшн» взошла как новая звезда, и годы кропотливого труда только заставили ее сиять еще ярче. Теперь этот дом больше не будет принадлежать им, как и все остальное. Сколько они смогут в нем оставаться? Неделю? Месяц?
Абигайль вздохнула, на нее опять накатило безнадежное отчаяние. Она ничем не может защитить их семью от беспощадного решения Логана. Она была всего лишь пешкой в игре, еще одним оружием в руках Логана, запланировавшего уничтожить ее отца.
Кент Мэдден выглядел ужасно одиноким. Он стоял к Абигайль спиной, но ей и так было видно, сколь разрушительными оказались для него последние годы. Прежде прямая спина согнулась, широкие плечи опустились, волосы поседели. Он пытался бороться, пытался победить… он привык побеждать. Но бороться с холодной силой Логана было невозможно, как невозможно было противостоять богатству и мощи, которыми обладал этот человек.
Трагедии бы не случилось, приди отец на поклон к Логану, но оба знали, что этого не произойдет. Логану было известно, что Кент Мэдден будет биться до конца, и он медленно сжимал руки на горле фирмы. Теперь настало время убивать, но он даже не придет посмотреть, Абигайль хорошо знала Логана. Он будет наблюдать за происходящим из роскошного офиса в огромной башне, на фасаде которой крупными буквами выгравировано его имя. Он дождется, когда поступит сообщение по факсу, скомкает бумажку длинными сильными пальцами — и все будет кончено.
Абигайль со страхом посмотрела на отца. Как он перенесет этот удар? Последние годы превратили его почти в старика, и, когда известие о крахе взорвет газеты, жизнь Кента Мэддена будет кончена.
Он уже передал все дела ей — не формально, просто перестал появляться в офисе. Несколько месяцев не переступал порог. Заседания правления, повседневные дела, повседневные проблемы — всем занималась Абигайль. Он был слишком болен, чтобы работать. Один день в офисе мог бы убить его.
— Мне надо идти, — тихо сказала она. — Сегодня я обязательно должна быть в офисе.
— Чудес не бывает, Абигайль, — буркнул отец, не оборачиваясь. — Чудеса подвластны только Логану Стилу. Ты ничего не сможешь сделать.
Абигайль вышла из дома, села в машину. Отец все еще стоял у окна, но смотрел в пустоту. Он не взглянул в ее сторону. Спасти их действительно может только чудо, она это знала. А что до удачливости Логана — он сам творит чудеса. Он все делает сам, и горе тому, кто встанет у него на пути. Кому, как не ей, знать это? Боль еще не прошла.
— Абигайль, на сегодня у вас назначены две встречи, — сказала Марта Бейтс, когда Абигайль вошла в офис. — Вы собирались встретиться с менеджером Дженкинсона и представителем банка. Список звонков у вас на столе. Телефон звонит не переставая.
— Вас это удивляет? — Абигайль вздохнула и просмотрела список звонков.
— Мне так жаль, — с сочувствием сказала Марта. Двадцать лет она работала секретарем Кента Мэддена и знала, что наступает конец. Все знали. Такую информацию не утаишь.
Абигайль печально улыбнулась и кивнула.
— Спасибо, я знаю. Все идет к тому, что скоро наступит конец.
— И вы ничего не можете сделать? — с надеждой спросила Марта.
Абигайль вскинула на нее глаза.
— Могу визжать, могу разбить несколько окон. Поможет?
Забавно, как даже в худшие времена люди могут смеяться, подумала Марта, глядя вслед Абигайль, идущей к себе в кабинет. Ей нравилась дочь Кента Мэддена. Красавица, особенно хороши длинные блестящие волосы — Абигайль не меняла прическу вот уже семь лет, с тех пор как пришла работать в корпорацию. Никто не заслуживает тех ударов, что на нее обрушились. Она слишком молода, красива, слишком нежна, чтобы каждый день кидаться в отчаянную битву. Сейчас здесь должен бы быть Кент Мэдден, чтобы принять на себя решающий удар. Она и так настрадалась, бедняжка.
Зазвонил телефон, Марта сняла трубку.
— Сегодня заявления для прессы не будет, — чопорно произнесла она. — Нет, директора сейчас нет на месте. — Марта сердито повесила трубку. Пока она здесь, она оградит Абигайль от нахальных журналистов — это единственное, чем она способна помочь.
Закрыв за собой дверь, Абигайль упала в кресло за столом — теперь ее столом. Табличку с именем отца на двери она не стала менять. «Кент Мэдден. Директор». Золотые таблички были и на других дверях: «Вице-директор», «Главный менеджер», «Правление».
Последняя надпись всегда отдается у нее толчком в сердце: здесь она впервые увидела Логана. Он выходил из двери, это случилось пять лет назад, ей было девятнадцать. Теперь она чувствует себя старой, измотанной, разбитой. Абигайль вытянулась и закрыла глаза, слишком удрученная, чтобы обдумывать сегодняшние переговоры.
Какой смысл обдумывать? Итог каждой встречи легко предугадать. Поставщики раздражены и обеспокоены. Банк готов выбить почву у них из-под ног. Со вчерашнего вечера счета заморожены. Конец всему. Нечего говорить, нечего делать. Все кончилось, и это вызывает даже облегчение. Логан приготовился нанести финальный удар. Это будет благословением.
Абигайль посмотрела на свои руки, на изящные длинные пальцы; на безымянном блеснуло обручальное кольцо. Женитьба — это был еще один его план, обдуманный и методично проведенный в жизнь. Она нахмурилась, зеленые глаза сердито сощурились. Она так и не снимала кольцо. Оно служило ей напоминанием о глупости, предупреждением на случай, если другой мужчина вздумает ее обольстить.
Как это ничего нельзя сделать? Ведь она жена Логана! Пусть это не дает ей никаких преимуществ, она их и не ждет, но зато у нее есть право голоса! Абигайль схватила трубку и твердо сказала Марте:
— Отмените все сегодняшние встречи. У меня есть дело, которое не терпит отлагательства.
— Вы хотите повидаться с?.. Могу я помочь? Что я могу сделать? — через силу выговорила Марта.
— Вы ничем не можете помочь, — сказала, как щелкнула кнутом, Абигайль. — Я собираюсь устроить ему сегодня встряску. Не рассчитываю победить, но будь я проклята, если утону в слезах!
— В бой! — воскликнула Марта. — Оставьте офис на меня, дайте знать, если…
— Едва ли что-то изменится, — с горечью произнесла Абигайль, — но радость от победы я ему изрядно подпорчу.
Она вышла через заднюю дверь и направилась к стоянке такси на углу. Если кто-то жаждет аудиенции, ему придется долго ждать у дверей ее кабинета. Что ей терять? Очень скоро у них ничего не останется, а она устала молча страдать, трусливо забившись в угол. Сегодня утром ей кусок в горло не лез. Вчера тоже ничего не ела. Она попросту изводит себя. Так дальше не пойдет, она должна положить этому конец.
Абигайль выскочила из такси напротив гигантского здания, занимавшего едва ли не всю улицу. Размеры здания подавляли, но не отметить красоту его было нельзя, тем более что оно исключительно удачно вписывалось в череду особняков, окружавших его. Имя, начертанное на фасаде, напоминало о человеке, который сейчас держал их жизни в кулаке. Абигайль вскинула голову. Да-да, это именно здесь. Здесь она найдет его.
«Стил» — гласила надпись. Больше ничего, только имя — имя Логана, ее имя. Сжав зубы, она перешла через дорогу, поднялась на три ступени и вошла в сверкающие двери. Она пришла не для того, чтобы бросить вызов, она пришла капитулировать, но пусть Логан знает, что она была здесь. Она больше не та застенчивая девушка, какой была в девятнадцать лет, она сделает все возможное, чтобы он не забыл ее визита.
— Я хочу видеть мистера Стила! — Абигайль смерила молодую женщину, сидевшую у стойки в приемной, высокомерным взглядом, понимая, что действовать надо решительно и уговорами здесь не поможешь. Девушка была новая — интересно, многих ли еще Логан сменил?..
— Если у вас назначено…
— У меня не назначено. Однако я собираюсь с ним встретиться. Позвоните в офис, пожалуйста.
— Извините, об этом не может быть и речи. Больше Абигайль не тратила слов. Она прошагала через холл и вошла в лифт. Она знала, где находится офис Логана, и никто не мешал ее победному продвижению. Девушка побежала было за ней, но двери лифта закрылись. Путь был свободен.
На третьем этаже лифт остановился, Абигайль вышла и столкнулась с девушкой из приемной, которая взлетела по лестнице, чтобы перерезать ей путь.
— Вы не можете встретиться с мистером Стилом! — Девушка раскраснелась из-за бега, из-за внезапного вторжения посетительницы, но более всего оттого, что дверь распахнулась и показался высокий темноволосый человек.
— О нет, я могу встретиться с мистером Стилом, — резко заявила Абигайль. — Не думаю, что мне нужна предварительная договоренность. Я его жена.
На звук ее голоса обернулись двое мужчин в дверях, высокий темноволосый человек посмотрел на нее немыслимо ясными серыми глазами и сжал губы. С минуту он холодно разглядывал ее, потом скривился в язвительной улыбке.
— Привет, Абигайль, — сказал он. — Входи. Он небрежно кивнул своему посетителю, взглядом отпустил секретаршу и движением руки пригласил Абигайль в свой кабинет. Она, не глядя, прошла мимо него, он закрыл дверь и сразу сел за стол.
— Итак, что я могу для тебя сделать, Абигайль?
— Ничего! — отрезала она. — Не имею привычки клянчить.
— Конечно. Ты настоящая деловая женщина, все эти годы я следил за твоими успехами.
Он повернулся к ней, и упрямое выражение сползло с ее лица. Он все тот же: высок и подтянут, те же темные блестящие волосы, безупречная ухоженность. Но что-то, что в нем было раньше, поблекло. Он стал жестче. Впрочем, и сама она изменилась.
Серые глаза Логана были холодны, как кристаллы льда. Хорошо очерченный рот затвердел, в выражении глаз ни капли сочувствия. На Абигайль нежданно нахлынули воспоминания о том, каким прежде бывало выражение его лица: насмешливая улыбка, удивленно вскинутые брови, захватывающая чувственность взгляда. Все ушло: теперь это красивое лицо кажется вырезанным из камня.
— Все, что ты знаешь, — это то, что мои усилия пошли прахом из-за того хаоса, что ты посеял! — хлестнула Абигайль, заставив себя собраться и вспомнить, что с ними сделал Логан.
— Я знаю больше, чем ты думаешь, — холодно сказал он. И нет никакого хаоса. Это просто не мой стиль поведения. Я ничего не делаю наобум. Я все планирую.
— Ты прекрасно планируешь, — язвительно поздравила его Абигайль Ты раздавил «Мэдден корпорейшн». С нами покончено.
— Пока нет, — обронил Логан. — Номинально фирма еще существует. — Он сел за стол и указал ей на кресло. Однако ты уверяешь, что пришла не для того, чтобы выпрашивать. Тогда повторю свой вопрос: что я могу для тебя сделать, Абигайль?
— Ничего! — выпалила она. — Вообще ничего. Мы сдаемся. Я пришла это сказать. Можешь посылать палача для последнего удара. Ты навредил, сколько мог.
Логан откинулся в кресле и стал беззастенчиво разглядывать ее, серые глаза блуждали по ней с холодной оценкой: задержались на блестящих волосах, рассыпанных по плечам, обежали изящную фигурку в костюме шоколадного цвета. Затем взгляд вернулся к лицу и остановился на вспыхнувших зеленых глазах, заметив негодование, вызванное его инспекцией.
— Ты никогда не имела к этому отношения, — спокойно сообщил он.
— Нет?! — вскрикнула Абигайль. — Я была закладом, еще одной вещью, которую ты мог отнять у «Мэдден корпорейшн», а значит, имела к этому прямое отношение. Я была глупа, доверчива и полезна тебе. Что ж, ты постарался. Это убьет моего отца. Я думаю, ты этого хотел.
— Нет! — проскрипел Логан, и глаза его вспыхнули. — Но будь это так, у меня есть оправдание. Кент Мэдден убил моих отца и мать!
— Ты лжешь! — Абигайль ощупью нашла кресло и села, в ужасе глядя на него, но он смотрел на нее бесстрастно, вспыхнувший было огонь в глазах угас.
— Никогда не считаю нужным лгать. Абигайль, разве Кент тебе не рассказывал? Спроси! Спроси отца, в чем тут дело. Думаешь, из-за тебя? Из-за того, что ты бросила меня и убежала к папочке? Думаешь, ты настолько много значила для меня, что могла вызвать это опустошение? Спроси, почему я его медленно раздавливал. Спроси, почему я по капле выжимал жизнь из его фирмы. И напомни про Джона Стила и его жену Кэтлин — моих отца и мать!
— Это неправда, — прошептала Абигайль, ужас стоял в ее глазах. — Ты так говоришь, чтобы оправдаться. Иначе сказал бы мне раньше, когда мы были женаты.
— Ты никогда не имела к этому отношения, — спокойно повторил он. — Эта битва тебя не касалась. Это всегда была — и остается — битва с твоим отцом. Я полюбил тебя. Я забрал тебя у негодяя. А что касается слов «когда мы были женаты» — так мы и сейчас женаты. Ты сама объявила об этом, когда входила сюда.
— Мой отец — не негодяй, — едва слышно сказала Абигайль.
— О, закон его никогда не достанет, — хрипло отозвался Логан. — Для этого он слишком умен. — Он понизил голос до угрожающего рокота. — Но мне не нужен закон. Я сам достал его, у него не было шансов сбежать. Это заняло у меня пять лет. Надо держать обещания, Абигайль. Я рад, что ты не стала умолять меня, потому что это бесполезно. Я сделал то, что хотел, — я держу его за горло.
Абигайль медленно встала, не сводя с Логана глаз. Похоже, она совсем не знает его. Она никогда его не знала, человека, которого любила глубоко и безнадежно. Голос его пугал, он угрожал так спокойно, что ее охватила волна страха за отца. Это не конец, Логан еще что-то спланировал. Она подняла на него полные ужаса глаза и без чувств свалилась на пол.
Придя в себя, она почувствовала, что Логан обнимает ее, и увидела встревоженное лицо какой-то женщины.
— Она потеряла сознание, — резко сказал Логан и поднял ее на руки. — Я отнесу ее в комнату отдыха.
— Я в порядке, — через силу прошептала Абигайль. — Можешь меня отпустить, спасибо.
— Какие нежности, — буркнул Логан. — Впрочем, ты всегда была нежной породы. Вовсе ты не в порядке, Абигайль. Вопреки всеобщей выдумке люди не теряют сознание от страха или отвращения. Тебе надо полежать и отдохнуть.
Спорить было бесполезно: Логан всегда славился своим упрямством. Она содрогнулась от сознания, что он держит ее на руках — после такой долгой разлуки. Только раньше она этого безумно хотела, а теперь боялась.
— Я могу идти сама, — попробовала настаивать она, но он проигнорировал возражения и вскоре принес ее в комнату отдыха и уложил на узкую, затянутую в белое кровать, а женщина укрыла ее и сняла туфли.
— Проследите, чтобы она оставалась здесь, — приказал Логан. Женщина кивнула, он повернулся и вышел.
— Немножко поспим, — уговаривала женщина, стаскивая с Абигайль жакет. Когда та, протестуя, попыталась сесть, она сказала: — Ваш муж будет недоволен, если вы уйдете сейчас. Миссис Стил, пожалуйста, просто отдохните, вы такая бледная. К тому же это убережет вас от массы неприятностей.
Абигайль подчинилась, гадая, много ли знают эти люди о ней, о личной жизни Логана, о его смертельной схватке с ее отцом? Знают ли, что она дочь Кента Мэддена? Знают ли, что Логан раздавил его фирму? Наверняка служащие компании перемывают ей косточки.
Вскоре Абигайль осталась в одной комбинации, женщина накрыла ее простыней и, довольная, вздохнула.
— Отдыхайте, — сказала она успокаивающим тоном. — Если мистер Стил придет и увидит, что вы спите, он будет удовлетворен.
Абигайль закрыла глаза, чтобы избежать дальнейших разговоров. Логан все равно не придет. Он будет поглощен своими делами, только удивленно вскинет бровь, вспомнив о ее обмороке. В голове у нее была странная легкость, она даже боялась закрыть глаза. Она знала, что Логан прав: она потеряла сознание не от страха или чего-нибудь в этом роде.
Просто несколько дней ничего не ела, и эта легкость — от голода и перенапряжения.
Несмотря на решение не спать, она заснула, а когда открыла глаза, Логан был уже в комнате и с холодным отчуждением смотрел на нее.
— Когда ты последний раз ела? — спросил он. — Не пытайся лгать. Бледная, худая, ты прямо высохла.
— И ты еще удивляешься? — Абигайль попробовала сесть, но он решительно уложил ее обратно на подушку.
— Отвечай, — проскрежетал он. — Когда ты ела?
— Не знаю. Не помню. Кажется, вчера. Наверное, вчера днем.
— Сейчас будешь есть, — тоном, не допускающим возражений, сказал он и просунул руку под спину, помогая ей сесть. — Оденься. Для тебя готов суп. После голодания есть можно только его.
— Мне не нужна твоя помощь, — выпалила Абигайль, натянув простыню до самого подбородка. — Я сама поем, когда захочу. Будь так добр, выйди, я собираюсь одеться.
Лицо Логана исказила злоба, он рванул простыню у нее из рук.
— Одевайся! — хрипло приказал он. — Я видел тебя куда менее одетой, чем сейчас. Когда-то мы были очень близки. Нечего меня стесняться. Как только оденешься, я отведу тебя в столовую. Пока не поешь, не выйдешь отсюда.
Абигайль была слишком потрясена, чтобы спорить. Она соскользнула с кровати, взяла юбку и блузку, стараясь не думать о том, что Логан здесь. А он отошел к окну и отвернулся, всем своим видом выказывая раздражение.
— Я готова.
На это заявление Логан обернулся, прошел вперед, открыл дверь и провел Абигайль в комнату, где был накрыт стол, и стояла дымящаяся тарелка горячего супа.
Комната была небольшая, но роскошно обставленная, и Абигайль невольно восхитилась.
— Столовая для руководства компании, — буркнул Логан. — Сделали два года назад, ты к тому времени уже сбежала. Маленькая, но уютная. Можешь есть. Никто сюда не ворвется.
Кто бы посмел? — подумала Абигайль. Логан не уходил. Он как будто собирался что-то сказать, но пока просто сидел напротив и смотрел, не мигая. Абигайль почувствовала, что не может проглотить ни ложки.
— Я… я не могу есть, — сказала она, и Логан нахмурился.
— Ешь, — приказал он. — Если не съешь, останешься здесь до утра, и каждые полчаса тебе будут приносить новую порцию.
— Так нельзя! — запротестовала Абигайль. — Ты не имеешь права!
— Сила и есть право, — напомнил Логан. — Ешь суп. Если мое присутствие отбивает аппетит, я выйду, но сбежать тебе не удастся. Ты пришла и потребовала пропустить тебя. Ты заявила, кем приходишься мне, и теперь все будут пристально следить за каждым твоим шагом. Стоит тебе только подойти к лифту, я уже буду знать.
Логан встал и вышел. Абигайль беспокойно смотрела ему вслед. Не надо было приходить. Интуитивно она знала, что делает неверный ход. Она напомнила Логану о своем существовании, и если теперь он придумает, как ею воспользоваться, то сделает это без колебаний. Потому и держит ее взаперти.
Абигайль вспомнила о супе. Теперь, когда Логан не сидел и не сверлил ее взглядом, она почувствовала зверский голод. Суп оказался необычайно вкусным, она намазывала горячие булочки маслом и уплетала их так, будто не ела сто лет. Слова о том, что она не помнит, когда в последний раз ела, были чистой правдой. Дни сбились в один ком, и она помнила только кофе — утром, днем и вечером.
Как только Абигайль расправилась с супом и булочками, вошел Логан. Она с вызовом посмотрела ему в лицо.
— Я все съела, как мне было приказано, и. теперь ухожу, — высокомерно сказала она.
— Почему бы и нет? — Логан говорил врастяжку, с легкой издевкой. — В конце концов, ты сделала то, что наметила.
— Что ты имеешь в виду? — ощетинилась Абигайль. Он что, думает, она приходила, чтобы упасть в обморок и разжалобить его? До этого она не опустится. Он никого не пожалеет, тем более ее.
— Ты приходила заявить о вашем поражении. — Он иронически смотрел на ее покрасневшее лицо. — Точнее сказать: ты приходила заявить о поражении твоего отца.
— Я и отец — одно целое, — заявила Абигайль.
— О нет, здесь ты не права, — возразил он. — Ты к этому не причастна. Может быть, за последние четыре года ты и стала птицей высокого полета, но поверь мне, ты даже не подозреваешь, что значит быть в этом замешанной. Ты никогда не пачкала свои ручки в грязи.
— Даже когда мы были женаты? — злобно спросила Абигайль.
Логан с секунду смотрел на нее с враждебностью, потом скривил губы в холодной усмешке.
— Большую часть времени я носил тебя на руках. Память — вещь легко ускользающая. — Пока Абигайль набиралась духу, чтобы ответить, он открыл дверь. — Тебе пора. Сюда.
Он ее явно выпроваживал. Абигайль поджала губы и на негнущихся ногах пошла рядом с ним. В лифте они молчали, и, только когда он открыл дверь на улицу, она вспомнила про такси.
— Я без машины. Мне надо вызвать такси.
— В этом нет необходимости, — без выражения остановил ее Логан. — Я в любом случае отвез бы тебя.
Темный «ягуар» плавно подъехал и остановился перед ними, улыбчивый юноша вышел и открыл перед Абигайль дверцу, Логан сел за руль. Все произошло так быстро, что у нее не было времени подумать.
— Тебе совсем не обязательно…
— Я так решил, — бросил Логан, даже не взглянув на нее. Он плавно вывел большую машину на дорогу. — Давненько не подъезжал я к офису Мэддена. Почти пять лет. Интересно посмотреть.
— Скоро это место будет твоим, — сдавленно проговорила Абигайль. У нее вдруг пропал голос. Это было чересчур — сидеть в машине с Логаном. Хотелось закрыть глаза и забыть, где она и кто с ней. Но игнорировать его не получалось. Та же машина, тот же чувственный мужчина рядом с ней, даже лосьон после бритья у него тот же. Он вызвал у нее забытые чувства, как запах розы, засушенной в книге.
— Мне не нужно это место, — проскрипел Логан. — Мне нужен человек, и я его почти достал.
— Уже достал, — прошептала Абигайль. — Видел бы ты…
— Я не желаю его видеть! — проскрежетал Логан и вцепился в руль.
Она украдкой бросила взгляд на красивое лицо, он стрельнул в нее взглядом-молнией, и она торопливо перевела глаза на свои сцепленные на коленях пальцы.
Логан больше не заговаривал, а Абигайль так растерялась, что не знала, что сказать. Да и что тут говорить? Он ненавидит все, что связано с именем Кента Мэддена. Так было всегда, просто она была слишком молода и слишком влюблена, чтобы понимать это.
— Приехали. — Логан нарушил молчание, когда машина остановилась перед ее офисом. Здание было не столь великолепно, как то, в котором помещалась компания Стила. Логан осматривал его с каменным безразличием.
— Спасибо, — сказала Абигайль едва слышно и вздрогнула, когда его пальцы легли на ее руку.
— Крепись, Абигайль, — сказал Логан. — Другая на твоем месте надавала бы мне пощечин, закатила скандал, а ты — «спасибо». Хотя, признаться, на меня твои манеры больше не действуют.
— Никогда не действовали, — сказала она спокойнее, чем ожидала. — Ты только притворялся. — Взгляд ее зеленых глаз твердо остановился на нем. — Ты можешь отнять у нас все, но не отнимешь мой характер и веру в людей. Мне не повезло, я встретила тебя, когда была еще слишком молода, чтобы что-то понимать. Но теперь я знаю, не все такие, как ты. Где-нибудь, как-нибудь, но я сумею начать все сначала.
Он крепко держал ее за руку, но Абигайль высвободилась и вылезла из машины, хлопнула дверцей и направилась к дому, который вскоре станет частью империи Логана. Она оглянулась только тогда, когда «ягуар» взревел и влился в поток автомобилей. Если ей и удалось задеть Логана, по его виду сказать это было нельзя. Он, как всегда, был невозмутим.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Все сегодняшние встречи были отменены, и Абигайль томилась без дела. Бесполезно работать, когда нет будущего. Куда бы она ни пошла, везде ее встретят тревожные глаза людей: не знает ли она чего-то такого, что неизвестно им? Часть сотрудников уже уволилась, те, кто остались, сделали это только из лояльности к ней.
Ответственность лежала камнем на сердце, и все же она ничего не могла поделать, чтобы уберечь этих людей и своего отца. Она даже не могла поехать домой: если она вернется рано, он расстроится, едва увидит ее машину.
Она постояла в задумчивости у окна, потом пошла сделать себе кофе. Длинный коридор был пуст, в самом конце за раскрытой дверью виднелся стол Марты. Когда-то их здание не уступало особняку Стила по роскоши убранства. В коридорах кипела деловая жизнь, в воздухе ощутимо носился запах богатства.
Теперь здание опустело. Пустует кабинет вице-директора: он ушел первым, не дожидаясь, когда его об этом попросят. Предполагалось, что со временем офис перейдет в руки Абигайль, но она заняла директорское кресло гораздо раньше, чем отец ушел на покой, и задолго до того, как была готова к этому шагу.
Когда она вернулась, то случайно брошенный взгляд на комнату правления заставил ее поспешно ретироваться в свой кабинет. В этом коридоре, в этой комнате они впервые столкнулись с Логаном, снова отчего-то вспомнила она, хотя воспоминания эти причиняли боль. В тишине ей часто слышался голос, который поразил ее с самого начала: резкий, волнующий, он не оставил ей времени подумать о последствиях, удержать от ошибки. Если б оно было, это время, Логан не встретился бы с ней и ее не грызло бы чувство вины.
В девятнадцать лет Абигайль была стройной, гибкой девушкой с изумительными изумрудными глазами и длинными черными волосами, волной лежащими на плечах. Спустя год после окончания школы она пришла работать в отцовскую фирму. Он четко изложил ей свои планы: пройти все этапы вверх по служебной лестнице, а со временем, когда он уйдет на отдых, взять руководство фирмой в свои руки. Абигайль и не думала спорить, она была покладистой, на все согласной девочкой.
Да и спорить с Кентом Мэдденом было бесполезно. Он знал, чего хотел. Его фирма занималась торговлей недвижимостью, и очень успешно, у него был острый взгляд при выборе хороших участков для строительства. Он вывел «Мэдден корпорейшн» на вершину успеха и долго удерживал ее там. Предполагалось, что Абигайль всему научится. В будущем отец видел ее деловой женщиной, с крепкой хваткой и обширными знаниями.
Так она и работала, начав с самого простого. Она старалась не задумываться о пугающем будущем. Давно это было. Ей приходилось печатать накладные, варить кофе, таскать тяжелые папки по кабинетам.
Абигайль как раз несла огромную стопку папок, когда случай столкнул ее с Логаном. Ему было тридцать один год; необычайно красивый и грозный на вид мужчина — прежде она не встречала никого, в ком было бы столько ярости. Еще минута — и она никогда бы не увидела его, и жизнь ее сложилась бы совсем иначе. Она была бы спасена.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© mylibs.net 2009-2018г.    MyLibs.net - Моя книжная библитотека.