Библиотека java книг - на главную
Авторов: 39392
Книг: 99627
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Пикантный кофе с имбирём»

    
размер шрифта:AAA

Софья Ролдугина
История пятая. Пикантный кофе с имбирём

Зимою, когда с одной стороны наседают холода и сырость, а с другой - головокружительно веселые, утомительно бесконечные, песенно-танцевально-бессонные праздники, всем ищущим тепла, алчущим жизненных сил и просто ценителям кофе небесполезен будет следующий рецепт.
Из расчета на четыре порции смешать молотый сушеный имбирь - чайную ложку с горкой, кардамон - пол-ложки, соли - щепоть, для усиления запаха, и перца чили - на кончике ножа (любители острых ощущений могут удвоить количество последнего ингредиента - по желанию).
Полученную смесь засыпать в турку, добавить четыре чайные ложки кофе, залить холодной "сырой" водой и поставить на самый маленький огонь, чтоб закипело не раньше, чем через десять минут. За это время натереть на мелкой терке восьмидесятипроцентный горький шоколад (без цукатов). Засыпать натертый шоколад в подготовленные чашки - одна столовая ложка с горкой на порцию. Когда на кофе в пятый раз поднимется пенка, его следует разлить по чашкам и помешать, чтобы шоколад растворился.
Готовый напиток рекомендуется подавать с мягкими пресными хлебцами.
Наслаждайтесь!

   Ровно за десять дней до грандиозного бала в ночь Сошествия бессовестнейший человек в Бромли, гроза кофеен и обладатель самого проникновенного взгляда во всей Аксонии, детектив Алан Алиссон Норманн, появился на пороге моего дома с абсурдной, возмутительной и... и... и, в конце концов, непристойной просьбой.
   - Виржиния, - Эллис сжал мою ладонь горячими пальцами, глядя снизу вверх широко распахнутыми глазами. - Я хочу стать вашим единственным спутником и кавалером в ночь Сошествия. Пригласите меня на бал во дворец. Очень нужно, честное слово.
   Я издала жалкий придушенный звук и попыталась отступить. Тщетно. Хватка у Эллиса была, что у бульдога.
   - Вы ниже меня. Мы не сможем танцевать.
   - У меня есть ботинки на потайном каблуке. В целях маскировки иногда бывает нужно слегка поменять рост.
   - У вас нет приличного маскарадного костюма.
   - Зельда обещала сшить, через пару дней будет готово. Должно получиться что-то восточное - то ли чжанское, то ли бхаратское.
   - Если я появлюсь с простым детективом, поползут слухи.
   - О, никто меня не узнает. Если что, скажете, что это был старый друг семьи.
   - Дядя Рэйвен вас убьет, - прибегла я к последнему аргументу.
   Блекло-розовые, по-девичьи нежные губы тронула коварная улыбка.
   - Что вы, Виржиния. Сказать по правде, это он отправил меня к вам с этой идеей.

   Примерно четверть часа спустя, когда я совладала с искушением хорошенько стукнуть Эллиса тростью, а Магда принесла в гостиную чай и свежее имбирное печенье, разговор наконец-то принял деловой оборот.
   - Итак, вы говорите, это дело государственной важности? - я вздохнула, примиряясь с судьбой.
   - Да, - Эллис рассеянно кивнул, вертя в руках чайную ложечку. - И на сей раз я, к сожалению, не преувеличиваю. Вы слышали о том, что два месяца назад из Марсовийской Республики прибыла делегация?
   Я осторожно кивнула.
   - Политика мне не близка, однако о визите марсовийских дипломатов не знает, кажется, только глухой, слепой, чуждый всему мирскому отшельник или беззаботный дурак, не проявляющий интереса ни к чему, кроме своего уютного дома. Насколько я помню, визит связан с заключением военного союза. По крайней мере, именно так писали в "Новой Аксонии", но миссис Скаровски полагает, что... Эллис?
   Глядя на горестно потупившегося детектива, я запоздало сообразила, что умудрилась между делом сказать какую-то ужасную бестактность.
   - А я вот не слышал ни о какой делегации, пока труп одного из дипломатов не обнаружили в Смоки Халлоу в доме с весьма сомнительной репутацией, - угрюмо сообщил Эллис, ковыряя злополучной ложечкой накрахмаленную скатерть. - Собственно, когда стало очевидно, что это дипломат, а не какой-то там приблудный искатель острых ощущений с материка, я понял, что мне грозят неприятности. Но и догадаться не мог, какие.
   - Сочувствую.
   - Спасибо и на этом, - чуть более саркастически, чем допускали все правила приличия, откликнулся Эллис и продолжил: - Это случилось недели полторы назад, аккурат под выходные. Я заступил на ночное дежурство по Управлению и думал неплохо выспаться, но уже в половине одиннадцатого у дверей появилась красивая, но крайне скудно одетая девица - плащ, чулки и туфли на каблуке. И это в разгар зимы! - сварливым тоном старого ханжи уточнил Эллис. - Девица... хотя вряд ли она девица, назовем ее условно Китти, что ли... Так вот, эта Китти вылила на меня целое ведро слез и уверения в том, что она "все сделала, как надо" и не знает, "почему он вдруг раз - и помер". Так как кроме меня в Управлении на тот момент был только трудяга Смит и полдюжины относительно бесполезных "гусей", я смирился с тем, что выспаться мне уже не удастся, наскоро собрал отряд и проследовал за свидетельницей в Смоки Халлоу, в местечко под скромным названием "Цветущий жасмин". Цветами там, увы, и не пахло, зато чжанскими курениями, вином и духами от этого заведения разило за квартал. Даже миазмы Эйвона перебивало, честное слово.
   А дальше история Эллиса приняла занимательный оборот.
   Довольно скоро выяснилось, что господина, скончавшегося в процессе общения с бедняжкой Китти, звали Эрик Лефевр, и был он - ни больше ни меньше - атташе по вопросам культуры из недавно прибывшей марсовийской делегации. В "Цветущий жасмин" его привел некто в серебряной маске и бесформенном старомодном плаще. Впрочем, хозяев заведения такой наряд нисколько не удивил - гости частенько предпочитали сохранять инкогнито, посещая подобные места. Главное, чтоб гости охотно расставались с хайрейнами... а недостатка в деньгах человек в маске явно не испытывал.
   Он сразу же оплатил все: и лучшее вино, и музыку, и отдельный кабинет "для старого, внезапно нашедшегося друга" - и, разумеется, самую красивую девушку заведения.
   На этом моменте рассказа я запоздало сообразила, что скрывалось за невинной вывеской "Цветущего жасмина", залилась краской, мысленно отругала себя за впечатлительность, а Эллиса - за бесстыдство, и принялась обмахиваться веером, чтобы смущенный румянец можно было списать на духоту в жарко натопленной комнате.
   Однако детектив, кажется, и не заметил моих переживаний.
   - ...похоже на сердечный приступ. Но старина Нэйт, молодчага, сразу обнаружил в крови у этого Лефевра что-то подозрительное. И то же вещество нашлось в бутылке вина, которую - внимание - подсунул покойному загадочный человек в маске. Ну, тут все стало кристально ясно, дело оставалось за малым - выяснить мотивы и найти преступника. И тут появился он, - Эллис не сдержался и испустил горестный вздох. - Маркиз Рокпорт. Чтоб ему спокойно спалось и сладко елось...
   - Эллис!
   - А что? - детектив невинно удивился. - Хорошее же пожелание. Еще и здоровья ему, чтоб сил хватало на всякие... гм... проявления трудового энтузиазма...
   - Да Эллис же! Прекратите немедленно!
   -...подальше от меня, - невозмутимо заключил он. - Так вот, маркиз заявился и испортил мне все расследование. Перво-наперво он запретил распространять любые сведения об отравителе в серебряной маске. Затем и вовсе порекомендовал мне самоустраниться от расследования, а убийство дипломата "объяснить" нападением с целью ограбления. Подходящий козел отпущения у маркиза, разумеется, уже имелся, и даже был препровожден в уютную камеру в недрах Управления. Но... - Эллис потянул трагическую паузу и признался: - Но тут я сам себе подложил большую свинью. Я ляпнул, что знаю, откуда взялся этот чудак в маске. Выложил свои предположения и, что самое скверное, оказался прав. По моей наводке люди маркиза накрыли одно из убежищ "Детей Красной Земли" и обнаружили там и яд, которым отравили Лефевра, и кое-какие любопытные документы.
   И детектив многозначительно умолк - и молчал все то время, пока я размышляла над его рассказом, запивая яркие впечатления крепким чаем. Огонь в камине уютно потрескивал, слабо пахло дымом и сильно - выпечкой. Тени шарахались по углам от яркого электрического света. Все казалось таким... правильным, домашним.
   У меня вырвался вздох. Когда это рассуждения о загадочных убийствах успели стать неотъемлемой частью моего досуга?
   - Понимаю. Интересная история, - нарушила я в конце концов тишину. - Но мне все еще не ясно, как она связана с вашим предложением.
   - А, вы насчет приглашения на бал? - Эллис очнулся от размышлений и невесело улыбнулся. - Благодарите за это вашего маркиза. Видите ли, эти самые "Дети Красной Земли" уже проходили по одному из моих дел три года назад. Массовое убийство, взрыв на площади перед романским посольством - вы помните?
   Три года назад мне точно было не до политики и даже не до взрывов, но я сочла за лучшее просто кивнуть. Эллис этим вполне удовлетворился:
   - Так вот, я тогда пересажал половину их развеселой компании, но некоторым удалось отвертеться от сроков. Богатые покровители, единомышленники среди аристократии, - он брезгливо поморщился. - Вот поэтому я и не люблю политику. Самым отъявленным мерзавцам любое преступление может сойти с рук, если это будет выгодно кому-то из сильных мира сего. Но, так или иначе, за время следствия я перезнакомился с кучей народу из этих самых "деток". А память на лица у меня отменная, - Эллис выразительно постучал себе по виску. - Что же касается сложившейся сейчас ситуации... Маркиз изучил захваченные документы и некоторые свидетельства и пришел к выводу, что на дипломатическую миссию из Марсовии готовится покушение. Причем устранить дипломатов хотят прилюдно, громко, с помпой, бросив тень на Его величество и добрые намерения Аксонии по отношению к военному союзу стран Материка.
   Я отставила чашку в сторону. Крепкий, ароматный чай резко потерял всякую привлекательность.
   - Дайте-ка я попробую продолжить за вас. Приглашение на бал для марсовийцев было выслано заранее, еще полмесяца назад. Отозвать его невозможно, как и отменить бал. Честно сообщить дипломатам о готовящемся покушении... - я задумалась. - Сообщить о нем нельзя по каким-нибудь политическим причинам. Например, это покажет несостоятельность нашей Особой службы. Или, может, возбудит подозрения в том, что Аксония на самом деле не рада военному союзу. Или даст понять, что в стране есть и внутренние противоречия, и не все политические группировки приветствуют союз, а монарх не может их усмирить. Так?
   - Примерно, - уклончиво ответил Эллис и уставился в темноту за окнами. - За подробностями обращайтесь к маркизу, в политике я, как выяснилось, не силен. От себя добавлю только, что для нас выгодно не только сорвать покушение и обеспечить безопасность дипломатов, всех одиннадцати, включая обоих секретарей, но и разом накрыть остатки группы "Детей Красной Земли". И по ниточке добраться до их покровителей, - он устало выдохнул и потер брови, словно изгоняя застарелую головную боль. - Я в этом деле, к сожалению, играю роль ценного ресурса, не более. Следствием в большей степени занимается маркиз и его люди. А я полезен лишь тем, что многих "деток" знаю в лицо. Они будут на маскараде, Виржиния, - Эллис скосил на меня взгляд. Глаза у него были черные, как будто впитали выстывшую темноту за окном. - В женских нарядах, потому что уж кого-кого, а женщин на маскараде не досматривают - это нарушение всех мыслимых норм приличия, но между тем под юбкой можно пронести хоть нож, хоть бомбу, хоть целый арсенал. Парик, маска, закрытое платье - и вот злоумышленник превращается в милую и загадочную леди, а значит - получает прекрасную возможность опоить отравленным вином ничего не подозревающего дипломата или выстрелить в него из револьвера в упор. А наивный бедолага и рад будет вниманию аксонской красавицы... до поры.
   Последние слова прозвучали зловеще, как в какой-нибудь трагической пьесе.
   - Что ж, Эллис, я поняла, зачем вам непременно нужно попасть на этот бал. Но почему именно со мной?
   - О, это, можно сказать, главная изюминка, - Эллис фыркнул. - Ваш маркиз подозревает, что среди его доблестных "ос" завелась муха, которая что-то жужжит на сторону. Поэтому мое присутствие на балу - тайна для всех, кроме нескольких человек, включая самого маркиза. В такой ситуации достать приглашение для постороннего человека - все равно что крикнуть на весь Бромли: "Я хочу позвать специалиста, но не буду раскрывать его инкогнито!". Любой, кто причастен к расследованию, тут же сообразит, кто этот специалист. А у вас, Виржиния, как раз есть лишнее приглашение. Ведь каждому благородному семейству высылают их по два, а вы - последняя из Эверсанов и Валтеров.
   Последняя...
   Реплика Эллиса горечью осела у меня на языке. Однако я нашла в себе силы невозмутимо кивнуть:
   - Хорошо. В таком случае я как добрая подданная Его величества, блюдущая интересы Аксонии, разумеется, приглашу вас на бал. Завтра жду вас к девяти вечера в своем особняке. Идите с черного входа, я дам слугам указание.
   - Зачем? - насторожился Эллис. - Бал только через десять дней.
   Я скорбно покачала головой.
   - Вот именно. Всего через десять дней. А мне еще нужно обучить вас подобающим манерам и хотя бы основам этикета. Мой спутник, пусть и фальшивый, на один вечер, должен соответствовать мне.
   - Э... Понимаю.
   Глядя на кислое выражение у Эллиса на лице, я почувствовала себя отмщенной за все издевательства детектива.
   И чувство это было неприлично приятным.

   С Эллисом я в тот вечер, конечно, распрощалась, но подумала, что на следующий день стоит ждать еще одного гостя - и оказалась права. Дядя Рэйвен заглянул ко мне с самого утра, причем не домой, а в "Старое гнездо", как обычный посетитель. Попросил черный кофе без сахара - и минуту внимания.
   Я с удовольствием обеспечила и то, и другое.
   - Виржиния, полагаю, вы понимаете, зачем я пришел, - начал он без долгих предисловий. - Разумеется, кроме того, чтобы иметь счастье вас увидеть.
   - Вы хотите обсудить бал?
   - Нечто вроде того, - согласился он. Быстрый, незаметный из-за синих стекол взгляд направо, затем налево... Убедившись, что поблизости нет никого, кроме пожилой, глуховатой леди Стормхорн, неторопливо наслаждавшейся любимым какао с воздушным зефиром, маркиз продолжил, понизив голос: - Виржиния, я искренне сожалею о том, что мне пришлось обратиться к вам за помощью. Не потому, что не доверяю, - предусмотрительно уточнил он, памятуя о непростом характере Валтеров. - Нет. Я боюсь, что на балу может случиться катастрофа.
   - Вы - боитесь?
   - Неудачный повод для шуток, Виржиния, - негромко заметил дядя Рэйвен, и я почувствовала себя нашалившей девочкой пред строгими очами благообразных монахинь из пансионата Святой Генриетты. - Это дело государственной важности. Мистер Норманн должен попасть во дворец втайне - в том числе и от моей собственной службы. В дворцовой охране работают люди опытные, наблюдательные, а прислуга будет без масок, с открытыми лицами - значит, обычные способы не подходят. Мистер Норманн не сможет ни, образно выражаясь, просочиться в зал окольными путями, ни притвориться кем-то из обслуги. Единственный выход - попасть на бал по официальному приглашению. Гостей, как вы понимаете, не досматривают. Я мог бы отдать мистеру Норманну второе приглашение Рокпортов, - дядя Рэйвен тонко улыбнулся. - Но, увы, оно выписано на леди.
   Я не выдержала и рассмеялась, щурясь на необычайно яркое по зимнему времени солнце. Заговоры, тайные организации, покушения и убийства сейчас казались чуть ли не выдумкой.
   Опасное заблуждение, если задуматься...
   - Понимаю. Вы могли бы и не объяснять ничего - в таких делах чем меньше знаешь, тем меньше и опасность, - произнесла я, едва удерживаясь от улыбки. - Хотя, не спорю, Эллис в платье - это серьезный аргумент.
   - Вижу, чувство юмора вы унаследовали от леди Милдред, - сдержанно ответил маркиз, но я видела, что на самом деле ему тоже смешно. - Мне больше нравились шутки Идена, но характер не выбирают... Впрочем, неважно. Виржиния, я хотел попросить вас кое о чем как человек, которому вы очень и очень дороги, - голос дяди Рэйвена изменился, и я подобралась, мгновенно изгоняя неуместную веселость. - Пожалуйста, уходите сразу после полуночи - как только приличия позволят. И старайтесь не пить ничего на балу. Я не знаю, как будут действовать злоумышленники - взрывчатка, яд... Возможно всё. Но не прощу себе, если с вами что-нибудь случится.
   - Приму совет к сведению, - склонила я голову. - С вином и прочими горячительными напитками мне действительно стоит быть осторожнее, и не только из-за отравителей. А что касается времени, когда я уйду домой... Посмотрим по обстоятельствам.
   - В таком случае держитесь подальше от марсовийских дипломатов. А еще лучше - вообще сторонитесь компаний. Бомбы чаще всего оставляют там, где взрыв поразит наибольшее число людей, - быстро сориентировался маркиз.
   - Хорошо, дядя Рэйвен, - совет показался мне разумным. - Что-то еще?
   - Да, - маркиз выдержал недолгую паузу, будто колеблясь - говорить дальше или нет. - Виржиния, я приставлю к вам своего человека. Она не станет вмешиваться без крайней на то необходимости, но если все же обратится к вам - слушайтесь ее беспрекословно. Возможно, от этого будет зависеть ваша жизнь.
   Мгновение во мне боролись два чувства - заочная неприязнь к навязанному "соглядатаю" и врожденная осторожность.
   - Разумная мера, - сказала я наконец. - Значит, "она". Женщина. Я ее знаю?
   - О, да, - странным голосом произнес дядя Рэйвен. - Это моя экономка. Она... куда более интересный человек, чем кажется на первый взгляд, - добавил он.
   И я отчего-то сразу расхотела уточнять, почему дядя считает, что какая-то служанка может спасти мне жизнь.
   Мы беседовали еще некоторое время, но вскоре маркиз попрощался, сославшись на неотложные дела, и ушел, даже кофе оставив недопитым. Я же долго сидела за столиком, размышляя над сказанным, и механически грела руки о чашку. Опомнилась только тогда, когда ненароком пригубила остывший дядин кофе.
   Сладкий.
   "Надо будет потом поговорить с Георгом, - растерянно подумала я, отставив чашку. - Рэйвен же просил - без сахара".
   Звякнул колокольчик над дверью - раз, другой... В кофейню начали подтягиваться завсегдатаи.
   День вернулся в обычную колею.

   ...Леди Милдред необычайно взволнована. Она говорит экзальтированно и живо - насколько это возможно для мертвой.
   - Балы - это чудесно, Гинни. А бал-маскарад... Просто чудесно!
   Оглядываюсь. Комната смутно знакома - точнее, не комната, а небольшой зал. Хмурюсь, пытаясь сообразить: это ведь наш замок? Тот самый, сгоревший? Стены, отделанные деревянными панелями цвета темного янтаря, узкие высокие окна, старинная люстра со свечами высоко под потолком... Взгляд наталкивается на огромный холст с батальной сценой, и я внезапно вспоминаю: второй этаж, приемная для "угодных гостей невысокого звания", та, что за библиотекой.
   Только зеркала, перед которым приплясывает с платьем леди Милдред, здесь никогда не было.
   - Танцы - всю ночь напролет! Фейерверк в саду! Оркестр! Все разодеты, будто королевы и короли, и это редкий случай, когда никто не попрекнет тебя немодно пышными юбками или неуместной по летней жаре меховой накидкой. Чопорные леди и строгие лорды чувствуют себя свободней. Флирт, невыполнимые обещания, шутливая пикировка... Мы с Фредериком познакомились именно так. Точнее, нас познакомил бокал вина, опрокинутый на мое платье. Белое платье, Гинни, ах, как у невесты!
   Я по-детски хихикаю, прикрывая рот ладонью. Редко можно увидеть бабушку такой.
   - Мне было семнадцать, Гинни, - она прикладывает к себе ослепительно белое платье и замирает. В зеркале должно появиться отражение, но я не вижу ничего - лишь некое смутное мельтешение, как рябь на грязной воде. Бабушка вздыхает и проводит по платью рукою; складки ткани смещаются, открывая взгляду темно-красное пятно на лифе. - Мой первый бал, великолепие дворца, все такое новое и блестящее, я в своем платье - как богиня света... и какой-то кривоногий нахал со своим вином! - бабушка усмехается. - Впрочем, как выяснилось при ближайшем рассмотрении, ноги у Фредерика были исключительно прекрасные. И танцевал он так, что захватывало дух.
   Рябь на зеркальной поверхности меняется, и теперь мне кажется, что там, за гранью, кружатся по бальному залу в замысловатом танце изящные пары. То ли люди, то ли тени, то ли фигурки в исполинской музыкальной шкатулке.
   - Он опрокинул на меня бокал - и не подумал извиниться, я поколотила его веером и обругала так, как наш кучер обычно ругал садовника. Слово за слово... Другие люди останавливались, чтоб посмотреть на нас. Потом подоспела и тетушка Джоанна - хорошая была женщина, жаль, умерла еще молодой, - углядела это безобразие и быстро поняла, как найти на нас управу. Оркестр заиграл вальс, Джоанна посмотрела на Фреда строго и сказала: "Вы, сэр, собирались пригласить леди на танец, как я понимаю?" И голос у нее был такой, что Фред вытянулся в струнку, как рядовой перед генералом, и только и мог ответить, что "Да, леди, со всем почтением, леди!". И мы закружились в танце... А вальс, милая моя Гинни, словно для того и придуман, чтобы соблазнять романтичных девушек.
   Леди Милдред вздыхает. В зале постепенно становится темнее: дневной свет угасает, а свечи в большой люстре погашены. Мне начинает чудиться, будто пятно на белом бабушкином платье начинает влажно блестеть.
   И расползаться вширь...
   - Итак, мы танцевали - нет, почти летели над паркетом, рука Фредерика лежала на моей талии, где-то цвели розы и пели соловьи - клянусь, я чувствовала дивный аромат и слышала трели, хотя была зима! И Фред... Фред смотрел на меня и улыбался, и мне уже не казалось, что он нахал и грубиян. А потом он спросил: "О чем вы мечтаете, леди?". Наверное, имел в виду, о чем я задумалась с таким чудным выражением лица, но я, как всегда, истолковала все по-своему и ответила - о путешествиях. Мы разговорились, и оказалось, что Фредерик Эверсан, как и я, увлекается географией, историей и иностранными языками. Снова завязался спор, а к тому времени, как заиграли кадриль, я уже обещала Фреду, что выйду за него. Думала, что это была шутка - а оказалось, что правда... Неприлично короткая помолвка - и вот я замужем, а Фред уже планирует кругосветное путешествие.
   В зале уже совершенно темно. И только зеркало светится.
   Платье в руках Милдред красное и тяжелое.
   Мокрое насквозь.
   Она оборачивается ко мне; лицо - темное пятно.
   - Будь осторожна, Гинни. Это не первый твой бал - но и последним он стать не должен... Будь осторожна!

   Десять дней до бала пролетели, как один. Я носилась, как сумасшедшая, между кофейней и собственным особняком. Последние штрихи к платью, примерки туфель, посещение парикмахерской, уроки этикета для Эллиса... Мне казалось, что я не успеваю ровным счетом ничего. И поэтому было вдвойне удивительно обнаружить себя вечером накануне Сошествия полностью одетой и готовой к отъезду во дворец... и злой, как стая волков.
   - Святая Генриетта Милостивая, и куда запропастился этот Эллис? - я в ярости стукнула веером по краю стола. - Если из-за него мы опоздаем...
   Магда, заслышав меня, пугливо втянула голову в плечи - еще бы, я утра была на взводе, и к обеду успело достаться всем. В том числе и ни в чем не виноватым слугам.
   Но договорить, какие страшные кары обрушатся на голову детектива в случае опоздания, я не успела - Говард Чемберс объявил о том, что к дому подъехала карета. У меня вырвался вздох облегчения. Подхватив вещи, я спустилась в холл, где меня уже ждал... Эллис?
   Но в чем он был одет, святые небеса?!
   Метры и метры наироскошнейшей ткани - темно-синей с серебристыми птицами, гладкой и плотной, словно впитывающей свет... "Вот бы платье такое!" - мелькнула жадная мысль, и я невольно подалась вперед, спускаясь вниз на ступень. Наряд был в восточном стиле, то ли никконском, то ли чжанском - словом, похожим на длинный, пышный халат с огромными рукавами. Светло-серый пояс - узкий, не больше, чем с ладонь, - перетягивал его чуть выше талии. Между разошедшимися полами "халата" виднелось нечто вроде широких, как юбка, молочно-белых штанов в складку. За таким изобилием ткани я не сразу сумела разглядеть обувь Эллиса - деревянные сандалии, у которых вместо каблука или платформы были два чудных брусочка, сразу прибавляющих к росту добрых десять сантиметров.
   Волосы Эллис выкрасил в черный цвет - ни одной седой пряди не осталось.
   Честно говоря, закрой он лицо - и я бы его ни за что не узнала.
   - У вас... интересный костюм, - выдавила я из себя наконец и нервно сжала край своего длинного рукава.
   - У вас тоже, - странным голосом ответил Эллис и шагнул ближе, прищуриваясь. Деревянные сандалии звонко стукнули по паркету. - Вам идет, Виржиния. А кого вы изображаете?
   - Леди Метель, - я медленно поправила белую меховую накидку на плечах. Собственно, она одни плечи и закрывала, чтоб мне не мучиться на балу от жары, но глупый кусок меха никак не хотел держаться и постоянно сползал. В остальном мой костюм был удобным - многослойные, но легкие юбки, не стесняющие движений, двойные рукава - практично-узкие под ... - Я хотела надеть на бал дядин подарок, никак не могла придумать, с чем его лучше сочетать. Перебрала всех исторических персонажей, от Королевы-Невесты до Анны Воительницы, а потом так вышло, что мы с мистером Маноле разговорились, и он предложил самый простой вариант - нарядиться зимой. Я, разумеется, не стала буквально следовать совету, но творчески усовершенствовала его.
   - Вижу, - все тем же странным голосом ответил Эллис. - Белый парик - тоже идея Лайзо?
   - Нет, - я улыбнулась. - Вы не поверите - Георга. Он стал рассказывать, как наряжалась на маскарад у герцогини Дагвортской леди Милдред, и упомянул между делом, что бабушка надела рыжий парик, чтобы не быть узнанной сразу. А я подумала, что моя стрижка тоже весьма приметна, вот и раздобыла это, - я потрогала один из белоснежных локонов. - Через Эрвина Калле. В парике немного жарко, но красота требует жертв... А вы кого изображаете, Эллис?
   Детектив погрустнел.
   - Никконского духа... как же их называют? - он почесал лоб. - А, аякаси, кажется! Ну, или что-то вроде. Их там много, в никконских сказках. Зельда говорила, кого именно я изображаю, но из памяти выпало. У меня есть еще с собой птичья маска, с клювом, и на ней написано, кто я. Но, к сожалению, по-никконски, так что ни вы, ни я, прочесть это не сможем, - широко улыбнулся Эллис. - Ну и к бесам эту никконскую культуру, как вы думаете, а?
   Я подавила горестный вздох. Видимо, у Эллиса из головы к тому же вылетели и мои объяснения, как этикет требует отвечать на подобные вопросы. "Загадочный никконский дух" - этого было бы вполне достаточно, а всякие исторические детали лучше подошли бы для флирта со скучающими леди. Признаваться же в том, что ты сам не знаешь, что означает твой костюм - верх глупости.
   - Что ж, мы хотя бы одеты в одной цветовой гамме, - попыталась я мыслить оптимистично. - У меня - белое и синее, у вас - синее и серебряное.
   - Вот видите, мы прекрасно подходим друг к другу! - жизнерадостно заключил Эллис и протянул мне руку: - Идемте, леди. Карета ждет.
   - Мне захватить несколько хайрейнов мелочью? - обреченно спросила я, памятуя о привычке детектива жить за чужой счет. Жаль, конечно, что сегодня не получится поехать на электромобиле. Но какой был бы смысл в маскараде, если б я прибыла на знакомой почти всем аристократам Бромли машине? Да и Лайзо едва ли не на коленях умолял дать ему выходной в ночь на Сошествие...
   - Нет, не стоит, - улыбка Эллиса стала ослепительной. - Сегодня я плачу, - и, прежде чем я успела подумать: "Не к добру!", добавил: - Из денег, выделенных маркизом Рокпортом на операцию по поимке преступников. Здорово, правда?
   Я сочла за лучшее благовоспитанно промолчать.
   К моему удивлению, на подъездной аллее действительно ждала карета. Не автомобиль, не кэб, не повозка - а самая настоящая карета, запряженная четверкой лошадей, причем недурных. Мысленно подсчитав, сколько может стоить такое удовольствие, я вздохнула и посочувствовала дяде Рокпорту. Точнее, его карману.
   Был у кареты, кроме дороговизны, и еще один недостаток - скорость передвижения. Привыкнув к тому, как лихо раскатывает Лайзо на автомобиле, я теперь всю дорогу мучалась сомнениями: а вдруг опоздаем? Бал начинался в девять, выехали мы за час, а Хэмпширский дворец располагался на почти противоположной стороне Бромли - за парком Черривинд, на стыке Ист-энда и Вест-энда... Но карета споро катилась по брусчатке, едва припорошенной снежком - свежим еще, не успевшим превратиться в грязную кашу под копытами лошадей и колесами автомобилей. Дороги поначалу были пусты; лишь изредка попадался какой-нибудь скрипучий кэб. Но чем ближе мы подъезжали к дворцу, тем чаще встречали следующие в том же направлении экипажи. Когда нашу карету, оглушительно урча, обогнал очередной автомобиль, Эллис надвинул на лицо птичью маску.
   - Это на всякий случай, - пояснил он в ответ на мой недоуменный взгляд. - Вряд ли, конечно, преступники будут раскатывать вдоль вереницы экипажей и заглядывать в каждое окошко, но лучше не испытывать судьбу. Канун Сошествия - вообще не лучшее время для необдуманного риска. Говорят, что злые духи в эту ночь только и ждут, как бы утащить зазевавшегося прохожего в зловещую темноту и косточки обглодать. Ну, или просто пакость какую-нибудь устроить. Безобразие, - добавил он ворчливо.
   Я опустила голову, скрывая улыбку. Читать нотации духам, пожалуй, еще никто не догадался.
   - Тот, кто не хочет встречаться с потусторонними явлениями, просто отсиживается дома. Обильное застолье, пляски и пение распугивают злых духов не хуже, чем освященные в церкви букеты.
   - Пляски, говорите, распугивают? - Эллис осторожно почесал лоб, слегка сдвинув маску набок. - Что ж, тогда на балу нам, очевидно, ничего не угрожает. Кстати, а кормить там будут?
   - Эллис, ну как вы меня слушали? - искренне возмутилась я. - Только неделю назад я рассказывала вам о традиционном распорядке бала, а вы!.. - детектив скрестил руки на груди и демонстративно отвернулся. - Разумеется, обычно никого не кормят... - я сделала драматическую паузу.
   - Но? - догадливо подхватил Эллис, мгновенно оживляясь.
   - Но бал в ночь на Сошествие - особое мероприятие. Вы первым заговорили о злых духах, и хотя я не верю в мистику... - перед глазами возник образ усмехающегося Сэрана с белой змеей в руках, и я осеклась. - Словом, некоторые традиции оказались прочнее, чем правила этикета. Пословица говорит, что кто на Сошествие голодает, тот весь год недоедает. Рисковать благополучием самых знатных людей Аксонии Его величество не станет, поэтому в четырех боковых залах будут расставлены столы с закусками и порционными блюдами. Что-нибудь легкое, но достаточно сытное. Наверняка будут традиционные паштеты, морепродукты, сыры, несладкая выпечка...
   Эллис шумно сглотнул и заелозил на сиденье.
   -...фрукты, ликеры, вина, - закончила я невозмутимо. - А если бы вы приехали за мною чуть раньше, то успели бы выпить большую чашку горячего шоколада с перцем. Я приготовила две порции, но вашу, увы, пришлось отдать Магде.
   - Вы жестокая женщина, Виржиния.
   Я спрятала за веером довольную улыбку.
   Ближе к дворцу экипажей на дороге стало так много, что образовалась длинная очередь. Да еще и с неба, как назло, стали сыпаться крупные, мягкие хлопья снега - все больше и быстрей, и вот уже вскоре мела такая метель, что ничего не разглядеть было и на расстоянии десяти шагов. Я получше укуталась в шубу и даже накинула капюшон, сочувственно глядя на Эллиса - ему приходилось довольствоваться черным шерстяным плащом. Судя по вышивке на рукавах, вещицу одолжила Зельда.
   Наверное, еще немного, и одним простуженным детективом в Бромли стало бы больше, но тут мы наконец прибыли на место.
   Автомобили и кареты плавно сворачивали с аллеи, закладывали широкий круг на площади перед парадным крыльцом дворца, останавливались ненадолго у самых ступеней - и уезжали прочь. Слуги, одетые в лохматые серые шубы, похожие на волчьи шкуры, помогали гостям подняться по скользкой лестнице до распахнутых дверей, и возвращались обратно - встречать следующую пару. Когда подошла наша очередь, я уже хотела только одного - поскорее оказаться в тепле. Да и Эллис по ступеням поднимался с почти неприличной поспешностью... Оказавшись в холле, я передала приглашения улыбчивому помощнику распорядителя, шубу - какой-то расторопной служанке и, оправив накидку на плечах, обернулась к детективу. Тот, выпрямив спину, как настоящий джентльмен, терпеливо дожидался меня, изображая легкую скуку.
   Честное слово, не знай я его так хорошо, никогда бы не догадалась, что он растерян.
   - О, не окажете ли леди любезность? - проворковала я, подходя ближе, и слегка отставила руку. Эллис, слава небесам, догадался, что это значит, и позволил мне "опереться" на свой локоть. - Нам туда, - добавила я совсем тихо, кивая на закрытые двери в противоположном конце роскошного холла, у которых стоял седовласый мужчина в строгом черном фраке и несколько гвардейцев в традиционных, синих с золотым, мундирах. - Видите того человека? Это распорядитель, о котором я вам уже рассказывала. На обычном балу он бы громко объявил наши имена, например... - "лорд Эверсан с супругой", - чуть было не сказала я, но вовремя прикусила язык. - Словом, наши имена. Но сейчас, на маскараде, распорядитель соблюдет тайну личности и объявит наши образы. Кстати, вы так и не придумали, как представиться?
   Эллис споткнулся на ровном месте, и я едва успела удержать его за локоть.
   - Пусть будет лорд Аякаши, все равно никто не знает здесь никконского, - с отчаянной решимостью обреченного на казнь заявил Эллис. Я перевела дыхание. Ладно, хоть с этим разобрались.
   - Прекрасно. Наши имена... то есть прозвища на сегодняшнюю ночь, распорядителю сообщите вы.
   - Почему?
   - Потому что вы мужчина, - я начинала сердиться. Эллис слышал вообще хоть что-нибудь из того, что я рассказывала ему на наших "уроках" этикета?
   - Приглашения показывали вы.
   - Конечно, на них ведь стоит фамилия Эверсан!
   - И что?
   - Эллис! - я уже едва ли не шипела. Зато детектив явно повеселел. - Просто делайте, как я сказала, и все.
   - У вас такой грозный взгляд, я трепещу, - весьма далеким от трепета голосом признался Эллис. - Ладно-ладно, не злитесь. Нас могут услышать.
   Опомнившись, я изобразила полагающуюся по случаю равнодушно-вежливую улыбку и замедлила шаг.
   - Если вы меня опозорите, вам не жить.
   - В таком случае, постараюсь провести эту ночь так, чтоб умирать было не жалко.
   - Усыплю и брошу связанного в Эйвон.
   - Там зимой и кошка не утонет...
   - И кофе бесплатный наливать перестану.
   Эллис закашлялся.
   К счастью, официальная часть прошла без сучка без задоринки. Нас представили - "Лорд Аякаши и леди Метель", ну и сочетание! Затем мы принесли свои заверения в глубочайшем почтении хозяину бала, Его величеству. Здесь, правда, не обошлось без маленькой ошибки - Эллис при поклоне не ту руку приложил к груди, но ничего страшного, наверняка о нем просто подумали, что он левша.
   Неприятно, но не смертельно.
   Впрочем, Его величество выглядел человеком, которому не было абсолютно никакого дела до тонкостей этикета. Он жадно разглядывал зал сквозь прорези в классической анцианской маске, торопливо и формально приветствуя гостей - словно ждал чего-то.
   Или кого-то.
   ...Когда по огромному залу пронеслось долгое эхо восхищенных вздохов, я мгновенно поняла, почему Его величество так странно держался.
   - Эллис, посмотрите на ту женщину. Готова поспорить на что угодно - это будущая королева Аксонии.
   - Да? - детектив, кажется, нисколько не заинтересовался. Его внимание целиком было приковано к небольшой группке гостей у витой колонны. - И кто же это?
   - Герцогиня Альбийская, Виолетта. Она троюродная сестра нынешнего короля, но церковь наверняка благословит этот брак. Говорят, Его величество безумно влюблен в эту женщину. Прямо как в старых романах!
   - А как же политическая выгода?
   У меня было чувство, что Эллис ушел в какие-то свои размышления и отвечает наобум.
   - Какая политическая выгода? Нынешние партнеры Аксонии - Романия и Марсовия. Одна страна - республика, а в другой только принцы, никаких принцесс, - я попыталась проследить за взглядом Эллиса, но так и не поняла, что примечательного в гостях у колонны. Даже костюмы у них были скучные. - Нет, что ни говорите, а герцогиня Альбийская и Его величество Вильгельм Второй - прекрасная пара.
   - Скорее уж, смешная, - Эллис с неохотой оторвался от созерцания гостей и проводил глазами герцогиню. - Хотя эта Виолетта красавица, не отнять. Она правда рыжая, или это парик?
   - Правда, - кивнула я. - Ее даже называют Рыжей Герцогиней. А почему вы считаете, что пара смешная?
   - Ну, король-то лысый.
   Я поперхнулась смешком.
   Действительно.
   Статью Его величество Вильгельма Второго Красивого природа не обделила - ростом он вышел лишь немного ниже дяди Рэйвена. Черты лица у нынешнего монарха были по-аксонски тонкие, соразмерные, даже кривоватый, сломанный еще в юношестве нос не портил впечатления. Смуглую кожу Вильгельм Второй унаследовал от своей прабабки, романской принцессы Исабель, и от нее же - темные выразительные глаза. Одним словом, прозвище свое он получил не зря... Но вот лысеть, увы, начал еще в двадцать и сейчас, к сорока трем годам, щеголял блестящим затылком, подобно бритоголовым восточным монахам.
   Да уж, рядом с рыжеволосой, бледной, голубоглазой герцогиней - истинной альбийкой, право! - Вильгельм выглядел забавно.
   Увлекшись размышлениями о короле и его спутнице, я едва не пропустила момент, когда зал наполнили торжественные звуки полонеза.
   - Не стойте столбом! - я вовремя ухватила Эллиса за локоть и оттащила к колоннам, вместе с прочими гостями освобождая пространство для танца. Его величество тем временем протянул герцогине руку. - Так, повторяю на случай, если вы не запомнили...
   - А что, уже плясать пора? - досадливо перебил меня Эллис. Наша ближайшая соседка, хрупкая девчушка в розовом платье с турнюром, недовольно нахмурилась. Я стиснула зубы, утешая себя мыслью, что с такого расстояния все равно ничего толком не расслышать, и, скорее всего, утонченную леди раздражает сам факт пустых разговоров в столь торжественный момент. - Как не вовремя! А я только-только пригляделся к своим подопечным... В смысле, к марсовийским дипломатам.
   - Так это были они? - ахнула я, припомнив скучных гостей у колонны.
   Оркестр играл громче и громче, с каждой секундой звучало все больше инструментов, и вскоре размеренная мелодия полонеза целиком заполнила громадный бальный зал. К первой паре, королю с герцогиней, постепенно присоединялись другие. Я оглянулась и поняла, что нам с Эллисом придется идти в третьем десятке, то есть уже совсем скоро.
   - Ну да. Виржиния, а что мы сейчас танцуем?
   - Как что? "Гран Марч", танец, открывающий бал. Это разновидность полонеза, только проще. Мысок, мысок, стопа, на первом шаге приседаем... - рассеянно ответила я, и тут мне в голову пришла ужасная мысль. - Эллис, только не говорите мне, что вы не умеете танцевать!
   - Умею, - мрачно ответил детектив и выпрямил спину. - "Альбу". Ну, и этот, как его, где установленных изначально движений нет и надо просто повторять все за первой парой... Да не переживайте, выкрутимся!
   Я сглотнула. Кажется, это была катастрофа.
   - Так. Очень плохо. То есть все хорошо, конечно, не волнуйтесь, мы справимся. Эллис, выпрямите спину, расправьте плечи. Главное в "Гран Марч" - грация. Настроение танца - торжественное, величественное. Посмотрите на короля. Видите, как он держится? Берите с него пример.
   - Понял, - трагическим шепотом ответил детектив, шумно выдохнув. - Просто торжественно идем, чего уж сложного. Главное - не свалиться в этих дурацких гэта.
   - В чем-чем?
   - В сандалиях, - он выразительно постучал ногой по паркету - звук вышел деревянно-звонкий, как от никконских бамбуковых колокольчиков. - Тут платформа такая, что можно даже по грязи в Смоки Халлоу пройти, и носков не запачкав.
   - Ничего. Вы не свалитесь, - твердо сказала я. - У вас хорошая координация. Эллис, слушайте дальше. И смотрите - на этот раз на то, как именно шагают танцующие. Размер - три четверти, то есть на "один, два, три". Ступаем с "внешней" ноги... "Внешняя" - это та, которая с другой стороны от меня, понятно? - быстро пояснила я в ответ на недоуменный взгляд Эллиса. - Ступаем с "внешней" на мысок, потом с "внутренней" - на мысок, затем с "внешней" - на стопу, дальше ступаем с "внутренней" ноги, шаги повторяем. На первом шаге - легкое приседание на опорной ноге, одновременно - небольшой поворот в сторону второй ноги; то есть если приседаем на "внутреннюю" ногу - поворачиваемся наружу, к залу, и наоборот. А далее, после первого шага, идем спокойно, затем повторяем. Про улыбку не забываем. Все ясно?
   Ладони у меня стали позорно влажными, и припудренные перчатки из плотного белого шелка были тут ни при чем, как и меховая накидка на плечах.
   - Мне? - Эллис переступил с ноги на ногу и поправил свою "птичью" маску. - Да, пожалуй. Вроде бы несложно звучит. Вот мы пройдем такой процессией до конца зала, как я понимаю...
   - Неправильно понимаете, - я с трудом подавила нервную дрожь. Ноги словно свинцом налились, спину свело от напряжения. "Спокойно, Гинни, все получится". - Видите, куда идет Его величество? Мы сейчас последуем за ним. Дважды обойдем зал против часовой стрелки, причем второй круг неполный. Потом мы проследуем колонной через центр зала, от конца к началу, затем разойдемся: четные пары - направо, нечетные - налево, - сбивчивым шепотом объясняла я начальные фигуры танца, стараясь не думать о том, что будет, когда придется переходить к более сложным. - Когда две колонны танцующих окажутся друг напротив друга...
   Эллис, кажется, слушал внимательно. Из-за белой маски, едва ли не полностью скрывающей лицо, я не могла бы утверждать это наверняка. Но он, по крайней мере, не перебивал меня, а указания выполнял в точности. В голову упорно лезли мысли о том, что все идет слишком уж хорошо. Растяпа-детектив не спотыкается и не сбивается с ритма; диковинные никконские сандалии звонко отстукивают по паркету, добавляя шарма танцу; одежды из темно-синего шелка - настоящего, дорогого, и откуда Зельда его взяла?! - таинственно развеваются, и иногда чудится, что вышитые на них серебряные птицы на мгновение оживают; улыбка безупречна...
   Я чуть не оступилась, осознав, что именно мне не нравится. Улыбка. Слишком спокойная для человека, оказавшегося в столь неловком положении.
   - Виржиния, что дальше?
   - Сейчас мы должны разойтись на шаг и пропустить между собой даму из противоположной колонны, и одновременно я пройду вперед между этой дамой и ее кавалером, который будет у меня по левую руку, а вы, Эллис, тоже шагнете вперед...
   Объяснить я успела, но едва-едва - оркестр после затишья вновь заиграл громче, и колонны начали сближение. Что-то в походке леди, оказавшейся наискосок от нас, через две пары, показалось мне знакомым. Затем она наклонила голову, очередной раз оборачиваясь к партнеру...
   У кого в целом Бромли может быть такая неприлично короткая стрижка - "ежик" угольно-черных волос на два пальца длиной, не больше? Кто способен нацепить вместо серег старинные романские монеты с императорским профилем? Наконец, кому в голову взбредет нарядиться на бал-маскарад первой женщиной-пираткой, отчаянным капитаном Кэтрин Андерс по прозвищу Коварная Кошка, чьих хитроумных замыслов страшились равно и колонские моряки, и собратья-каперы?
   Ну, конечно, леди Вайтберри, блистательной Эмбер!
   Заглядевшись на нее, я едва не пропустила свою очередь. Слава небесам, Эллис хорошо запомнил порядок действий и вовремя отступил в сторону, давая возможность пройти между нами маленькой рыжеволосой леди в костюме шута. Одновременно ее высокий и светловолосый спутник, наряженный волшебником, с улыбкой посторонился, пропуская меня.
   Колонны танцующих начали расходиться к противоположным стенам, готовясь к следующей фигуре.
   - Эллис, - свистяще шепнула я, и детектив дернулся от неожиданности. - После этого танца мне надо будет отойти и разыскать подругу. Я могу оставить вас одного?
   - А для чего вам надо ее разыскать? - ворчливо откликнулся он. - Будете хвастаться нарядами, украшениями и спутниками?
   - Еще чего, - сердито прошипела я, хотя на самом деле Эллис был абсолютно прав. - У нас будет серьезный разговор.
   - Ну, если серьезный, то не буду мешать, - смиренно откликнулся Эллис. - Только не вздумайте сплетничать на мой счет. Если кто-то догадается, что я сумел проникнуть на бал...
   - Мистер Норманн, вы меня совсем за дурочку держите?
   - Я держу вас за человека, который может назвать мою фамилию в зале, полном людей, причем отнюдь не глухих и очень любопытных.
   - Эллис!
   - Что? - невинно переспросил он, и только тут я осознала, что мы уже перешли к следующей фигуре танца - и Эллис не сбился, все сделал правильно, без единой ошибки.
   А я... эту фигуру не объясняла.
   Обида сдавила горло холодными пальцами.
   До конца танца я больше не проронила ни слова, тем более что терпеть оставалось уже не долго - "Гранд Марч" короче обычного полонеза примерно втрое. Затем, когда музыка смолкла, должным образом поблагодарила партнера за танец - и только тогда высказала все, что накипело:
   - Эллис, я многое от вас терплю. Можете делать из меня дуру сколько угодно. Но только не тогда, когда мы заняты делом. Я чуть с ума не сошла от страха, думая, что из-за пробелов в моих уроках вы можете оказаться в глупом положении и выдать себя. А вы!
   Он поспешно шагнул ближе, отгораживая меня от пары по соседству, уже начавшей проявлять любопытство.
   - Т-с-с, Виржиния, не шипите гадюкой, - торопливо протараторил Эллис, склонившись ко мне. - Честно, я не собирался вас обманывать поначалу. Но вы так быстро напридумывали ужасов... И вообще, мне интересно было, как вы станете выкручиваться - падать от страха в обморок и уж тем более с ума сходить точно не в вашем характере!
   - Ах, вам было интересно? - ласковым тоном спросила я и улыбнулась так любезно, как смогла. - Что ж, в таком случае, рекомендую вам найти какое-нибудь интересное занятие прямо сейчас. А я намерена поскучать в одиночестве.
   - А, ну, скучайте тогда, - Эллис пожал плечами и с любопытством уставился в зал. - Я пока посмотрю, как там поживают наши марсовийцы... Вы куда это?
   Но я, не удостоив его ответом, поспешила скрыться среди гостей. Слова Эллиса стали последней каплей, переполнившей чашу терпения.
   Разумеется, детектив был прав, и ему нужно было заняться делом... но мог же он хотя бы извиниться передо мною!
   Покинув Эллиса, я намеревалась разыскать леди Вайтберри, но никак не могла разглядеть ее в пестрой толпе. Да и пиратов на балу оказалось многовато - среди мужчин, разумеется. В конце концов это обстоятельство мне и вышло боком. Заметив издалека широкополую шляпу с длинным, ярко-алым пером, я поспешила к ней, но меня ожидало жестокое разочарование. У шляпы был хозяин, а не хозяйка - мужчина преклонных лет, невысокий, с по-военному прямой спиной и деревянной походкой. Осознав свою ошибку, я на мгновение растерялась и застыла. "Пират", оставшийся без дамы, заметив меня, тут же кинулся на абордаж - и пригласил на ближайший контрданс. Я же, пребывая в расстроенных чувствах, не сумела вежливо соврать что-нибудь полагающееся в таких случаях.
   Пришлось танцевать.
   Несмотря на почтенный возраст, держался "пират" неплохо - почти не сбивался с ритма и всего один раз наступил мне на ногу. Последнее, впрочем, можно было и вовсе не считать за ошибку, учитывая бодрый темп мелодии. Да и в целом танец пошел мне на пользу - я перестала сердиться на Эллиса и даже стала подумывать о том, чтобы простить его, разыскать и предложить свою помощь. Не сейчас, разумеется, а, скажем, после первого вальса. Или после третьего контрданса...
   - Леди скучает?
   - Леди отдыхает, - машинально ответила я и лишь после этого обернулась. Рядом со мною стоял мужчина в зеленом плаще с капюшоном. - Добрый вечер, сэр. Прекрасная погода сегодня - в самый раз для ночи Сошествия, не правда ли? - добавила я, когда молчание затянулось. Но собеседник мой, сам же и начавший разговор, продолжал просто улыбаться, ничего не говоря. Как будто выжидал чего-то.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • skulinanv об авторе Елена Кароль
    где можно прочитать" За руку со смертью"?

  • anna91 о книге: Хелена Хайд - Дитя для Повелителя
    Короткая и бессмысленная. Пересказ какой-то. Не очень сухо, но не цепляет. Не везёт на качественные книги как-то.

  • Knyazhe о книге: Юлия Трольд - Рабыня дракона
    Автор начиталась древних мифов и легенд, вот и написала эту сказочку. Девушка на берегу моря; морское чудище, в жертву которому девушка и приносится; царица, которая заявляет, что она краше богинь... Ничего не напоминает?
    Глупенькая ГГня, как и вся сказочка. Хорошо, что столь коротко. Если б ещё ГГрой на корабле уплыл лет так на 20-30, было бы вообще жесть.

  • anna91 о книге: Мария Фролова - Маулихакти или Вернись ко мне!
    Это просто какая-то хрень. Мозговыносительная, читаю читаю и не понимаю ничего. Героиня то, умирает, то не умирает. Все ее убить хотят и не убивают. Героиня истеричка и вообще постоянно не в адеквате. Не советую, просто от всего сердца.

  • feya18 о книге: Алена Воронина - Кровавый дар [СИ]
    Мне очень понравилась история, жду продолжения.

читать все отзывы




    
 

© mylibs.net 2009-2018г.    MyLibs.net - Моя книжная библитотека.