Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53162
Книг: 130357
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Не предавай меня»

    
размер шрифта:AAA

Введение

Мир – Алтария
Мир трёхслойный: 1) небесный, 2) срединный, 3) глубинный.
Населён мир, как обычными людьми, так и магически одарёнными.

Обращение:
к мужчине – гранд;
к женщине – гали.

к высшему сословию, приставка – де (де-гранд, де-гали);
к среднему сословию приставка – ми (ми-гранд, ми-гали);
к низшему сословию приставка – ие (ие-гранд, ие-гали).

Временные интервалы:

Соотносятся с колодой карт:
колода карт, от двоек до тузов, содержит – 52 карты, как и недель 52 в году (так оно и есть в реальности).

Год – колода (четыре года – четыре колоды; восемь лет – восемь колод).

Четыре карточные масти – четыре времени года:

Весна (март, апрель, май) – Червляна (червы), красные сердца, любовь, расцвет, возрождение природы;
Лето (июнь, июль, август) – Ромба (бубны, буби), красные бубны, солнце, жара;
Осень (сентябрь, октябрь, ноябрь) – Винья (пики, виньи, вини), словно чёрные сердечки опадают омертвевшие листья.
Зима (декабрь, январь, февраль) – Трефа (трефы, крести), чёрные крести, словно мёртвое, замершее состояние природы, а сами крести похожи на снежинки.

Понятия месяца не существует, время года разбивается на недели – карты:
в каждом времени года по 13 недель – 13 карт
(в червляне (весной) 13 карт (недель), в ромбе (летом) 13 карт (недель) и т.д.).

Ну и если следовать всей численности карт, остались ещё три – джокеры.
Одному отведена роль дня в високосном году, двум другим смена дня и ночи (приграничье, сумерки).

День – световик (этим днём – этим световиком);
Ночь – темень (этой ночью – этой теменью).

Вестник – газета.
Искра сообщения – передача сообщения с помощью энергетической волны.

"Лестница" титулов

На самой вершине стоит королевская семья.

Далее по значимости идут:

Принцы, принцессы
Герцоги, герцогини.
Маркизы. – К ним также относятся старшие сыновья и дочери герцогов, до тех пор, пока жив отец. Только после смерти родителя-герцога, сыновья и дочери наследуют титул «герцог»;
Графы. – К ним также относятся старшие сыновья и дочери маркизов, пока жив отец. Младшие сыновья герцогов;
Виконты – К ним также относятся старшие сыновья и дочери графов, до тех пор, пока жив отец и младшие сыновья маркизов;
Бароны – К ним также относятся старшие дети виконтов, младшие дети графов, старшие дети баронов, младшие дети виконтов, младшие дети баронов.

Может, список составлен и мудрёно, но он полностью соответствует действующей до сих пор европейской иерархии титулов.

Добро пожаловать в Алтарию!:

Пролог

Повсюду расползался едкий, чёрный дым, трещали балки перекрытия, казалось, сами стены кричали: – «Беги!!!» и маленькая девочка, беспомощно открывая в панике рот, задыхаясь от страха, оглядываясь по сторонам, бежала, падала и, вновь вскочив на ножки, устремлялась вперёд.
Западное крыло огромного особняка было полностью охвачено беспощадным пожаром. Испуганные домочадцы и слуги успевшие покинуть горящий дом, со стороны, на безопасном расстоянии наблюдали за потугами одарённых погасить огонь. Бушующее пламя яростно ревело и крушило всё вокруг, как смертельно раненый дракон.
И никто не вспоминал о маленькой девочке, внучке хозяина особняка, которая гонимая диким ужасом и густой дымовой завесой забилась под кровать в одной из комнат.
– Лина, Линааа!!!! – разнёсся вдруг зов и девочка, рыдая, откликнулась:
– Я тут! Помогитееее!
Сильные руки выхватили из-под кровати ребёнка, закутав в покрывало, понесли сквозь глубинные ужасы: горящие стены и потолок, раскалённый воздух и удушливый дым, что забивались в нос и выжигали горло даже через ткань.
Удар, падение и девочка вскрикивает от боли, от нахлынувшей паники. Её вновь подхватывают на руки, хрипящим, надсадным от кашля голосом, успокаивая:
– Прости… кхххэ… прости малышка. Потерпи… – опять кашель, треск, грохот и она вновь летит на пол.
Выпутавшись из-под покрывала, малышка стараясь не смотреть на зияющий огненный провал впереди, встав на четвереньки, подползла, глотая слёзы, к огромному мужчине, на которого упала балка.
– Руфино, – сквозь рыдания звала девочка, тряся плечо мужчины, который очнувшись, посмотрел на неё страшным взглядом налитых кровью глаз:
– Поворот… – прохрипел мужчина, с трудом поднимая руку и указывая вперёд ходившим из стороны в сторону пальцем, – бегите, гали, вперёд. – Выплюнул он, ухватывая грубо девочку за плечо и отталкивая её. – Беги вперёд, я сказал! – Из последних сил выкрикнул мужчина, выплёвывая с криком кровь.
С круглыми от ужаса глазами девочка отшатнулась назад, да так и поползла попой вперёд. Подталкиваемая криком и ругательствами мужчины, она вскочила на ноги и, выбежав за поворот, чуть кубарем не скатилась по лестнице, на одну сторону которой уже наползал огненный монстр пожара.
Скуля и размазывая слёзы по щёчкам, девочка, икая от рыданий, не отводя взгляда от пламени, что лизало ступени, бочком спустилась вниз, прижимаясь к одной стороне перил. Едва ножка спустилась с последней ступеньки, опрометью кинулась дальше.
Только вот за очередным изгибом коридора, одно из перекрытий, гулко ухнув, в одно мгновение обрушилось, накрывая маленького ребёнка своей тяжестью и огненным покрывалом.

***

– Переломы и внутренние кровотечения, но мы с этим справились. Благодарите искристые небеса за…
– Папа, – всхлипнув сквозь сон, пробормотала девочка, скривив израненное личико в страдальческой гримасе.
– Спи, милая, – тут же рука целителя прошлась по чёрной подпаленной макушке и маленькое личико разгладилось. Девочка, судорожно втянув воздух, успокоилась и вновь погрузилась в сон.
У стоящей рядом с кроватью женщины лицо на мгновение исказилось гримасой неприязни, но только на мгновение и, взяв себя в руки, она поинтересовалась:
– И эти… эти уродства на её теле и лице… их вообще возможно убрать? – Женщина словно испытывала чувство гадливости, просто говоря об ожогах, расчертивших всю левую сторону тельца девочки.
– Мы постараемся, но вы же знаете – у нас нет таких сильных специалистов. Вам бы вызвать целителей из столицы. Вашей дочери безумно повезло, что она вообще выжила, ну а шрамы… – Мужчина недовольно покосился на женщину: – даже если их не смогут до конца убрать, это ведь меньшее из зол.
– Меньшее… – задумчиво повторила женщина, прищурившись, пренебрежительно посмотрев на спящую девочку.
– Я могу вам порекомендовать сильных целителей. Их услуги, несомненно, дороги, но только они смогут помочь.
Вскинув недовольный взгляд на лекаря, поджав губы так, что они превратились в сплошную полоску, женщина, пересиливая себя, согласилась:
– Напишите мне. Я посмотрю: сколько они запросят.
Дама, подхватив тяжёлые юбки, с гордой осанкой покинула лекарскую палату, в которой целитель, сочувственно покачав головой, ласково погладил черноволосую макушку.

Глава 1


Аделина Муоро-Солер быстрым шагом шла по коридору, решительно рассекая толпу спешащих адептов. Они огибали её шумной волной, впрочем, как и не отстающую от неё Мионелу.
– Адель, ну не получилось у меня в тот раз, но это же был единичный случай!
– Мионела, не единичный! – Отрезала Адель, не сбавляя шага.
– Ну, неужели ты не можешь войти в положение! У меня всего лишь три потока на завтра и все молодые опарыши, чтоб их! Только первый и второй потоки, а ты ведь всё равно свободна. Адель, ну постой же ты! – Молодая женщина ухватила Аделину за локоть и та вынужденно остановилась, обернулась и посмотрела на мастерессу зельеварения тяжёлым взглядом.
– Ох, искристые небеса, не смотри на меня так! Ну что тебе стоит, прошу-у-у, – миловидная, чуть пухленькая Мионела умоляюще заглянула Аделине в глаза и та, вздохнув, поняла: не согласись она сейчас – битый час будет выслушивать причитания и просьбы, а потому строго ответила:
– Ну, хорошо. Только если в следующий раз подведешь меня, больше…
– Никогда! Обязательно выручу в ответ! – Уже развернувшись, на ходу прокричала та.
Вот так и вышло, что Аделина, ассистентка помощника мастера по артефактике, заменила в этот световик свою коллегу по преподавательскому делу.
У второго потока сегодня по расписанию значилась лабораторная, к которой те явно были не готовы.
Адепты, стоящие вдоль двух длинных столов, между которыми располагались впитывающие излишки энергии стойки, напряжённо посматривали друг на друга, а так же подглядывая, смешивали ингредиенты снадобья, улучшающего память.
Казалось бы: с десяток распространенных ингредиентов смешать в строгой последовательности, при этом прогревая равномерно, и в конце подпитать свой частицей силы. Ан, нет, на последней стадии, у одной из адепток, что-то пошло не так – варево в котелке забурлило, полезло розовой пеной, у другой – заискрилось, и повалил дым. Но всех переплюнул рыжий паренёк с энергией огня – шарахнуло от его котелка так, что даже Аделина, перепугавшись, кинулась в сторону рухнувшего на пол парня, в то время как из его котелка вовсю хлестали искры.
Абсурдность набирала обороты: пока Адель, подбежавшая к упавшему парню, осматривала его, адептка, решившая помочь и затушить пламя над котелком призвала свою энергию воды, но, переборщив, обрушила водные потоки по всему помещению. Влага смешалась с реактивами и откуда-то полезла радужной пеной, где-то искрило, дымило, шипело и отовсюду раздавались окрики, ругань.
– Молчать! – Громогласно завопила Аделина и, убедившись, что адепт пришёл в себя, сжав в кармане артефакт, взмахнула рукой, останавливая ливший с потолка дождь.
Осмотрев помещение и копошащихся адептов, поглядывающих на неё с опаской, чуть не расхохоталась. Ошалевшие, кто-то местами в подпаленной мантии и всклоченными волосами, кто-то в разноцветных пенных разводах и все одинаково мокрые и нахохлившиеся в ожидании расправы.
Аделина смех сдержала, но вот ехидная усмешка скользнула по её губам, отчего адепты, вздрогнув, удручённо сникли, поняв, что милости от новоиспечённой преподавательницы им не видать.
– Ну что ж, горлухи вы мои когтекрылые, – начала Аделина, внутренне сокрушаясь при виде разгромленной лаборатории и пошире распахивая окна.
– Гранд де-Солер, позвольте повиниться, – подал голос до этого старательно изображавший труп студиоз. – Это я во всём виноват. – Решил проявить он благородство.
– Конечно, виноват. – Опустив глаза и глядя на взлохмаченную ярко-рыжую макушку, оскалилась Адель. – И ты, и остальные – все вы понесёте наказание. – Сложив руки на груди, отошла к преподавательскому столу. – Пока вы здесь не наведёте порядок, никто не покинет лабораторию.
Отовсюду послышался облегчённый гул голосов, студенты второго потока, радостно блестя глазами и уверяя, что наведут кристальную чистоту, приободрённо принялись за дело. Только вот они не знали о главном наказании, которое их ждало по завершении уборки. Вытягивая из энергетических потоков силу, адепты, используя бытовые заклинания, действительно быстро навели порядок. Довольные, собирались покинуть лабораторию, как Аделина, покивав головой, указала на стоящие рядом со столами переборки впитывающие энергию.
– А теперь, горлушики, основное наказание: каждый из вас лишается энергии на сегодняшний световик, так что отмываться и приводить одежду в порядок будете, как все обычные люди, то есть ручками, милые вы мои.
Стоило ей начать, как посыпались возмущения, стоны, потому как во время уборки никто из них не догадался привести свою внешность в надлежащий вид, а сейчас под строгим взором преподавательницы этого уже не сделать. Адепты, поникнув головами, направились к столам.
Подходя к перегородкам и поднимая руки, каждый вычерпывал скопившуюся у него энергию до тех пор, пока переборка не вспыхнет алым, сигнализируя о том, что энергетический баланс адепта подошёл к критическому уровню. Только тогда молодые люди, так опрометчиво не подготовившиеся к занятию могли покинуть класс, ну а те единицы, кто всё же был готов, вынуждены понести наказание с остальными.
Едва за последним адептом закрылась дверь лаборатории, Аделина, такая же мокрая, взлохмаченная, как и остальные, закрыла её на замок и вздохнула. После таких занятий, она была солидарна с Мионелой, которая называла первый и второй потоки – опарышами. Хотя будь адепты постарше, самой Адель пришлось бы несладко: те просто не стали бы её слушать.
Ей было жаль энергии потраченной из артефакта, чтобы остановить тот бедлам, что устроили адепты на практическом занятии, но сейчас, довольно взглянув на заполненные энергией перегородки, она удовлетворённо потёрла руки.
Аделина Муоро-Солер, всего лишь ассистентка помощницы мастера артефактики, слыла в академии одарённых, как личность хоть и странноватая, замкнутая, но отзывчивая.
Все знали, что она, в случае необходимости, заменит преподавателей и помощников на сопутствующих направлениях, была молчалива, а где-то отчуждена, за что относились к ней скорее благожелательно.
Также все знали об её излюбленном наказании: лишать адептов резерва энергии, чтобы те могли почувствовать себя обычными людьми. Отчего-то все решили, что тем самым молодая ассистентка, демонстрирует магически одарённым, насколько тяжелее живётся тем, кого искристые небеса, да глубинная тьма не одарили таким даром, как управлять энергиями мира. Но все ошибались – и это было секретом Аделины.
Огромным секретом, поскольку если бы они сейчас увидели, что каждая из перегородок, в которую влили свою накопленную энергию адепты, неуловимо переделаны самой Аделиной, то пришли бы в шок.
Изначально перегородки представляли собой артефакты, ну а поскольку Адель и сама обладала даром артефактора, ей не представляло труда перестроить каждую так, что они теперь не рассеивали в пространство отданную адептами энергию, как и должны, а накапливали её. Всю эту энергию Аделина собирала специальным артефактом – накопителем, который подключала к каждой перегородке. Молодая женщина не использовала её во вред, нет. Никто не знал, но она как магически одарённая не стоила и гроша.
Когда-то, давным-давно, маленькая девочка, при пожаре, фактически лишилась своего дара, мощного, родового. Теперь она не могла, как и остальные накапливать достаточное количество энергии из окружающего пространства. Аделина могла только собирать её по каплям и в конце дня сцеживала накопленные крохи в накопители. Если бы окружающие об этом узнали, то даже такого мало оплачиваемого места, как ассистентка помощницы мастера, Аделина тут же лишилась.
Но хоть у неё и пропала возможность вытягивать энергию, накапливать её, но остался интуитивный дар. Девушка тонко чувствовала энергетическое пространство, совместимость природной сущности компонентов в артефактах.
Адель слыла хорошим артефактором, потому что, по мнению окружающих, с ловкостью разбиралась в сложнейших устройствах, создавала простые, не слишком сложные артефакты, напитывая их энергией мира.
Только вот никто не знал, что Адель при работе, для активации устройств, вливала энергию адептов. Энергию фактически ворованную, ту, что скачивала в накопители с перегородок, установленных во всех лабораториях академии, которые сама же и усовершенствовала.
Это была огромная тайна молодой девушки, адептки академии, графини Аделины Муоро-Солер.

Глава 2


Устало добредя до выделенного академией домика, Аделина сразу прошла в ванную. Зеркал в её доме фактически не было, только в гардеробной, в полный рост, да вот и в ванной. Бросив взгляд на своё отражение, поморщилась.
Драгоценную для неё энергию из бытового артефакта на то, чтобы просушить влажное платье она не стала тратить, и потому оно сейчас бесформенным балахоном облепило её тело.
Волосы цвета воронова крыла, до этого собранные в тугой пучок, сейчас растрепались, тёмно-серые глаза, которые своим цветом сразу выдавали в ней дар артефактики, выглядели уставшими, да и внешне, ей сейчас никто не дал бы двадцать одну колоду – а, наверное, все тридцать.
Приблизившись к зеркалу, провела кончиками пальцев по грубому узору шрама на подбородке и вздохнула. Когда она сильно выматывалась, огорчалась, шрам сильнее проступал на коже.
Аделине было всего пять лет, когда усадьба её деда вспыхнула пламенем. Жуткие воспоминания до сих пор редко, но навещали Адель во снах: мечущиеся слуги, крики боли, треск горящих перекрытий, удушливый дым, заставляли с криком просыпаться.
Маленькую Адель тогда чудом спасли, преданный дедушке камердинер – Руфино отдал свою жизнь, да сам так и остался в той же усадьбе, под обвалами которой, позже отыскали тела деда и отца.
Целители, спасая в первую очередь жизнь, пытаясь вытащить из лап смерти ребёнка, упустили время на восстановление кожных покровов. Да и потом, сколько и кто бы ни брался за то, чтобы удалить шрамы от полученных ожогов, только разводили руками.
На лбу, левой скуле и, охватывая весь левый бок от шеи до ягодицы, раскинулся узор ожога, который теперь уже был не подвластен целителям. И Аделина давно смирилась с тем, что ей придётся носить это уродство до конца жизни.
Раздевшись и кинув вещи в корзину для грязного белья, усмехнулась: – «Кто бы услышал, что графиня Аделина Муоро-Солер собственноручно стирает свои вещи – не поверил бы!» Но, залезая под струи воды, её усмешка преобразилась в мягкую улыбку. Адель вспомнила своего жениха Освальдо, и все тяготы сегодняшнего световика отошли на второй план – завтра она уже увидит его.

***

– Когда же прибудет твой красавчик Освальдо? – Поинтересовалась за обедом следующего дня Мионела у Адель.
Они только расположились за столом в академической столовой, как к ним тут же присоединилась матрона Каталина Сото.
Все мастеры и мастерессы преподающие в академии, предпочитали есть доставленную еду у себя, в отведённых им домиках, либо в городе. Некоторые даже ухищрялись переходить порталами в родовые гнёзда и даже Освальдо, её жених, питался исключительно в доме, который он снимал в городе.
Адель же всегда ела только здесь. Она не видела смысла тратиться: ведь готовили повара в академии хорошо, да и бесплатно, что для неё было весомым аргументом. А вот Мионела – мастересса зельеварения и матрона Каталина Сото – мастересса травологии, в этот раз просто не захотели терять драгоценное время между лекциями.
– И что ты лезешь? – Недовольно зыркнула матрона Каталина в сторону Мионелы.
Матрона была хоть и из низшего класса социального сословия и титула дворянского не имела, но искристые небеса одарили её способностью не только тянуть энергию и, преобразовывая, делиться ею с растениями, но и накапливать её в неимоверных количествах. А за колоды жизни женщина обучилась ею филигранно управлять. Именно поэтому ректор академии ценил её как преподавателя и закрывал глаза на происхождение.
– Отчего же не спросить? – Возмущённо вскинулась Мионела. – Они помолвлены, по тайным уголкам не зажимаются, хотя и не понимаю почему, – чуть тише добавила молодая женщина. – И я, в отличие от некоторых, никогда не зубоскалила в сторону Аделины. Просто поинтересовалась.
– Оттого, что догадываюсь я, милая – тебя подослали спросить. – Парировала матрона, отламывая от ягодного пирога кусочек и отправляя его в рот.
– Задерживается. – Сдержанно улыбнулась Аделина, решив прервать их спор. – Просто семейные дела, требующие внимания. Скоро должен быть.
А так как вопрос Мионелы хоть и был довольно безобиден, но для Адель неприятен, то она решила быстро сменить тему. Не успела мастересса открыть рот, как Аделина, быстро переведя взгляд на матрону, спросила:
– Уважаемая Каталина, когда я могу вам сдать тест? Мы и так уже неприлично затянули сроки.
– Ах, дорогая, – махнула рукой весьма пышнотелая женщина, – считай, ты его уже сдала, когда отрегулировала светопостовляющий артефакт.
– Но я… – вытянулось лицо у Аделины.
– Да-да, – с мягкой улыбкой, перебила матрона, – знаю: готовилась и уверена – сдашь отлично.
Аделине только и оставалось: вздохнув, кивнуть. Она-то действительно вызубрила чуть ли не с сотню редчайших растений и их предназначение в зельеварении.
Сама Адель, несмотря на то, что уже была ассистенткой заместительницы мастера и вроде как работала, да и стаж шёл – ещё училась в этой же академии на пятом потоке. Именно из-за её возраста, да из-за того, что она по большому счёту и сама была ещё адепткой, ей и не ставили проведение занятий у адептов выше третьего потока.
– Да, готовилась-готовилась, – протараторила Мионела, – ты у нас отличница, обладатель высших балов, но есть новость поинтереснее, – снизив тон и оглянувшись на гомонящих в стороне адептов, сверкнув глазами, продолжила молодая женщина: – Вы заметили, какой хмурый сегодня мастер Баргас? Ага! Вижу, заметили, а знаете…
Аделина, воспользовавшись сменой темы, заинтересованно кивала и делала вид, что слушает последние сплетни, хотя ей-то было совершенно всё равно, что могло испортить настроение балагуру, мастеру оружия, но радовало то, что Мионела больше не задавала ей неприятных вопросов.
Освальдо – к слову заместитель мастера основ мирозданья в этой же академии, убыл в столицу, где сейчас находились его родители, четыре световика назад и должен был вернуться обратно вчера, но так до сих пор и не появился. За это время он ни разу Аделине не прислал весточки, не сообщил о себе искрой энергии – оттого ей был неприятен интерес Мионелы.
Вообще к этой молодой мастерессе Адель относилась с теплотой, ведь Мионела была одна из немногих, которые спокойно приняли её появление в стенах этой академии. А пересудов было множество, как и косых взглядов, желчных шёпотков, ведь перевёл её сюда из другой академии и устроил на обучение и работу Освальдо уже в качестве своей невесты.
Пообедав, дамы разошлись в разных направлениях на лекции, а ближе к концу лабораторной, которую Аделина проводила у второго потока, перед ней возник вестник, сообщивший о возвращении жениха.

– Я соскучилась, – радостно улыбнулась Аделина, выйдя за ворота-привратники с территории академии, где её ожидал жених.
– Серьёзно? – Приподнял он удивлённо брови, привлекая к себе девушку.
– Конечно, – кивнула Адель, ответив на лёгкий поцелуй, при этом смутившись и бегло осмотревшись. – Тебя это удивило?
– М-м.. Конечно, нет! – И улыбнулся ещё шире: – А у меня сюрприз!
Адель не успела и рта раскрыть, чтобы задать закономерный вопрос, как тот, развернув её, взмахнул рукой:
– Вот! Мой красавец!
Широко распахнутыми глазами она смотрела на чудо новинку, которая на улицах и в предместьях столицы была не редкость, а вот в их захолустье такого ещё не видали – энергон! Ярко-алого цвета, вытянутой формы!
– Ого! – Сорвалось с губ и, подойдя к самоходке, Адель, восхищённо покачивая головой, опасаясь даже притронуться к этому чуду, поинтересовалась:
– И сколько стоит этот зверь?
– Много, Лина, много. Ну как? Что скажешь? – Нетерпеливо поинтересовался Освальдо, ожидая восторженных охов и ахов со стороны Аделины, и они последовали, отчего тот расплылся в самодовольной улыбке: – Ну ладно, давай прокачу. Я кстати сам гнал его сюда из столицы, поэтому и задержался. Пришлось старому пню несколько вестников отправить, чтобы меня на лекциях подменили.
Рассказывая, Освальдо распахнул дверь самоходки, которая для движения использовала энергию пространства, преобразованную множеством артефактов, от чего такие повозки и получили название: энергоны. Только вот Аделина, слушая жениха, невольно, на мгновение нахмурилась: Освальдо, отправляя вестника декану о задержке, мог бы и ей сообщить, однако не сделал этого, но тут же откинула эту мысль, дабы не портить настроение.
– А почему сам? Можно же было нанять специалиста, это ведь наверно утомительно было? – Аделина, затаив дыхание, опустилась на сиденье рядом с местом управления, на которое, быстро обогнув энергон, уже усаживался Освальдо.
– Да ты что! Я никому его не доверю! – Вскликнул молодой мужчина. – Это же, это… а, тебе не понять! – Махнул он рукой, касаясь артефакта и сразу энергон действительно, словно зверь, мягко заурчал.
Освальдо, широко улыбаясь, уверенно вёл энергон по улочкам маленького городка, на которые, восторженно вопя, выскакивали дети, подростки, а из окон высовывались люди повзрослее. Этакая роскошь была для местного населения в новинку, ведь здесь по старинке пользовались запряжёнными экипажами. А Аделина, высказав уже своё восхищение, молча улыбаясь, смотрела на своего жениха.
У Освальдо была миловидная, немного женственная внешность: тонкая, аристократичная. Волосы цвета выбеленного льна, чуть закручиваясь локонами на концах – утянуты в низкий хвост. Мягкие черты лица, пухлые губы, пронзительно-голубые глаза, обрамлённые пушистыми ресницами. Наследие управления водной энергией в нём было настолько сильно, что глаза иногда меняли цвет от тускло-голубого, когда он был уставшим, расстроенным, до насыщенно-голубого, как и сейчас, что выдавало его радость, позитив. Он весь был изящен, намеренно учтив и самое главное для Адель – он никогда не смотрел на неё с отторжением, ни разу она в его глазах, даже при первой встрече не увидела и искорки неприязни, надменности.
Энергон мягко остановился возле ресторации.
– Ты не голодна? Наверняка в столовой ела, – улыбаясь, поинтересовался Освальдо, кинув взгляд на Аделину, а увидев то, что она с любованием смотрит в его сторону, улыбнулся ещё шире.
– Не голодна, но с удовольствием составлю тебе компанию.
– А я вот голоден как шухр! – Освальдо уже успел обогнуть энергон и распахнуть услужливо дверь с её стороны.
Девушка, благодарно улыбнувшись, вышла из этого чуда.
– Он великолепен! – Ещё раз решила она потешить самолюбие жениха, – я в восторге!
– Рад, что тебе понравилось. – Молодой мужчина, самовлюблённо расплывшись в улыбке, подставил локоть и после того, как Адель положила на него руку, увлёк её в здание. – Ты бы слышала: что выговаривал отец, когда я его приобрёл! – Освальдо показательно закатил глаза.
– Он был против? Кстати, как дела дома? – Поинтересовалась Аделина, подходя к столику у широкого панорамного окна, за которым на площадке среди деревьев как раз и стоял энергон.
– Да, всё как обычно. Кстати, отец говорил с твоей матушкой. – Освальдо сделав вид, что не заметил, как поморщилась его невеста после этих слов, сделал заказ подошедшему официанту. – Могу я выбрать и тебе? – Учтиво поинтересовался, но Аделина впервые отказалась, отчего брови её жениха удивлённо вздёрнулись.
– Благодарю, но нет. Мне просто чашку чая.
– Аделина, – Освальдо перехватил и сжал её ладонь, – что случилось? Тебя побеспокоили новости о матери?
Грустно улыбнувшись, Аделина качнула головой:
– Ты с каждым световиком понимаешь меня всё лучше и лучше.
– Ну, твои эмоции легко считать, но я рад, что мы лучше стали понимать друг друга. А насчёт твоей матери: ты же понимаешь, что нам необходимо её официальное согласие?
– Понимаю, – удручённо кивнула Адель. В это время подошедший официант прервал их разговор, но стоило ему расставить на столе блюда, а перед Аделиной чашку с ароматным чаем и отойти, девушка тут же нетерпеливо поинтересовалась: – И что? Какие результаты?
– Всё прошло… весьма неплохо. – Немного замялся молодой мужчина и приступил к еде. Адель видела, что Освальдо действительно проголодался, но обуреваемая тревогой, всё же спросила:
Страницы:

1 2 3 4 5





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • MglaNoci о книге: Инесса Иванова - Институт неблагородных. Тёмные крылья
    Один вопрос: она закончена?
    Посмотрела) да закончена)

  • Венка о книге: Ольга Гусейнова - Внешность - это не главное! [СИ]
    Столько восторженных отзывов...
    А по мне ну такое... Двоякие чувства, вроде всё миленько, но с середины книги слишком уж миленько )

  • Юки Эйри об авторе Кристель Дабо
    Шикарная серия, купила все четыре в бумажном варианте. Необычный мир с колоритный персонажами с необычными способностями, интересная развязка сюжета. Первая и вторая книги самые любимые, четвертая многих разочаровала, но автору виднее как закончить серию, в целом мне понравилось, очень. При написании автор вдохновлялась Гарри Поттером и творчеством Хаяо Миядзаки. По поводу перевода издательство многое вырезало, но есть в контакте фангруппа и по первым трем книгам у них есть все вырезанные куски, да и в самой группе очень много интересного по Зеркалам. Советую почитать книги, они очень необычные

  • Lilifly о книге: Сергей Викторович Вишневский - Поступь вендетты: Шаг первый. Якудза
    Просто не отпускало до конца. Жду продолжения)))

  • Zagi о книге: Кира Шарм - Проданная
    Согласна с предыдущим оратором, скучноватое чтиво(

читать все отзывы




    
 

© mylibs.net 2009-2020г.    MyLibs.net - Моя книжная библитотека.