Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53163
Книг: 130357
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Валерсия»

    
размер шрифта:AAA

Валентина Зотова
Валерсия

Пролог

Земли Валерсии ни раз сотрясали кровопролитные войны. Богатство и власть были основными причинами их зарождения. Впрочем так происходит в любом мире, где ступает нога человека. Освоение, захват, колонизация, диктатура и уничтожение местного населения.
Как появились люди здесь в мирном и тихом мире, спрятанным за огромной и яркой звездой Янтрэей уже не вспомнить. Но в тот роковой миг мир и спокойствие были нарушены. Колонизаторы не встретив сопротивления на своем пути, быстро освоились, а когда изучили уникальность открытого мира, началось его медленное скольжение к разрушению и уничтожению.
Существование магии, кто бы мог поверить в это. Вечная жизнь — только протяни руку и возьми ее. Это дороже золота, самоцветов, чужой жизни или существования целого мира. Но принесенные технологии с собой были здесь бесполезным мусором. Приходилось быстро учиться и приспосабливаться, добывая артефакты и реликвии необычайно мощные вещи, содержащие в себе тайные знания и силы. Но вечную жизнь и безграничную власть давало лишь убийство тех кто обитал в Валерсии изначально. Кровь и сердце мифических, но здесь вполне реальных драконов была чистой магической энергией, наполняющий жизнью весь мир, каждую его клеточку, артерию. Они были хранителями этого мира мудрые, добрые и неспособные причинить вред ни одному живому существу. Их логова были буквально напичканы тайными знаниями и ценнейшими реликвиями, а также несметными богатствами.
Первое убийство дракона открыло новый закон, что убивший его сам становится драконом, если поглотит его сердце…
Сколько времени длилась начавшаяся тогда война неизвестно, но в какой то момент древнейших хранителей Валерсии осталось настолько мало, что мир начал неотвратимо гибнуть. Некогда цветущие земли стали покрывать безжизненные черные пустоши, подчас с огненными или ядовитыми реками, наполняющими воздух вокруг ядовитым газом. Появились бескрайние болота с неуспокоенными душами погибших и отвратительными монстрами, таящимися в их глубинах.
Земли к юго-западу превратились в серо-черный безжизненные пустоши, на юго-востоке выросли огромные исполины огненных гор, пики которых виднелись даже в морской пучине.
Люди начали оставлять некогда воздвигнутые и процветавшие на протяжении многих лет города, сбиваясь в крепости под огромными магическими куполами, где появлялась хрупкая надежда на выживание.

Часть I
«Приключения в Кейтагской Исторической Школе Магии»

«Зубренье, ученье — сплошное мученье!
Урок, перемена — «звоночек»!
И пыльные классы, и мед. кабинет,
И стол весь исписанный прозой!»

Глава I. «Западный тракт»

Было всего пять утра, когда почтовый голубь нервно забился в закрытое окно, угрожая разбить его в дребезги. Игнорировать эту дикую и явно бешенную птицу было просто невозможно. Своим криком, явно не свойственным голубям, а больше походившим на весенний кошачий ор, эта птица видимо намеривалась разбудить весь дом, ну а затем, скорее всего, приняться и за другие постройки.
Нехотя разлепив глаза Трэн, юный хозяин этой злосчастной комнаты, шаркая ногами и спотыкаясь о разбросанные им же вещи, подобрался к небольшому, но высокому окну и на свой страх и риск впустил ополоумевшего пернатого гостя. Тот радостно впорхнул в обитель сони и гордо сев на спинку стула затих, приняв важный и даже пафосный вид. Разбуженный юноша, ёжась от впущенного сквозняка, как-никак он жил под самой крышей в виду низкой оплаты и прекрасных видов на город, закрыл плотно окно и вернулся в свой покинутый гамак, висящий на потолочных балках в центре.
На некоторое время в доме воцарилась сонная тишина. Сидящая на спинке птица, зловеще сверлила маленькими глазками свешанные ноги незнакомца, ожидая к себе хоть капельку внимания, но тот уснул. Такое неуважительное отношение к своей измученной долгим перелетом персоне, голубь терпеть не мог и вновь начал гомонить во всю свою глотку. Гамак зашатался и от туда метким снарядом в утреннего гостя вылетела подушка. На сухой дощатый пол посыпались перья и больше, тишину никто не посмел нарушить, обидевшись и гордо отвернувшись.
Через некоторое время Залесье огласила трубная музыка Звонарей, пробуждающая город ото сна и оповещающая, что начался новый день. В домах показались первые проснувшиеся, принимающиеся за повседневную работу. Постепенно улицы заполнили его обитатели, суетящиеся, спешащие, порой рассеянные и злые, а порой радушные и неспешные. Но никому из них не дозволялось спать, после мелодии звонарей, до самого вечера, до первых звезд, до такой же музыки, но уже ночной. Это нерушимое правило существовало во всех городах. Их правители, обладающие тайными знаниями и силам, не позволяли своим подданным излишне отдыхать, разделив всех обывателей на дворян — магов и простолюдинов, выполняющих всю черную работу называемых за это просто чернью.
Умыв лицо и нацепив повседневную, затасканную до неприличия одежду, Трэн спустился в подвальный этаж, где уже суетились более расторопные жильцы. Хозяева этого трехэтажного дома держали небольшой трактир, сдавали на постой комнаты и разносили еду в ближайшим соседям. Работать у них было не прибыльно, но на проживание хватало.
— Вы слышали, под утро, какой то странный шум. — Говорила одна из помощниц повара, отбирая белую крупу от испорченной, черной.
— Да-да. — Припоминая нечто подобное, подтвердила рядом стоящая знакомая, занятая тем же. — Я даже успела испугаться, но все быстро закончилось. Но все же….
Невольно слушая их разговор, Трэн вспомнил о прилетевшем под утро почтовом голубе. Забросив мытье ягод для компота, он вернулся на чердак, перепрыгивая через две, а то и три ступеньки в спешке.
Оскорблённая ночью птица, все также сидела на спинке стула с привязанным к лапке письмом. Заметив быстро приближающегося к себе юношу, голубь принял боевую стойку, распушив перья и расправив крылья, драться он был готов на смерть.
— Тише, тише. — Неожиданно миролюбиво заговорил обидчик и даже предложил птице вкусную и ароматную мякоть вчерашнего хлеба. Такое лакомство смягчило сердце «гостя» и расслабившись, голубь занялся едой, позволив юноше добраться до письма.
В следующие секунды Трэн уже, радостный, скакал по небольшой чердачной комнате. А как же не скакать, ведь его, именно его, а не кого-то другого приняли в Кейтагскую Историческую Школу Магии. Все мечтали, многие пытались туда попасть, но шансов там оказаться было мало, а уж тому, кто был из обычной бедной семьи — практически невозможно.
Собрав свои вещи и оповестив хозяйку дома об освобождении комнаты и рабочего места, Трэн зашел на скотный двор и купил самую дешёвую кобылу, которую по прибытию можно будет сдать, вернув затраченные валлары. После чего основную часть своих вещей погрузил на судно, а самое необходимое в походе привязал к седлу. Конечно у сироты, работающего помощником на кухне, заработок был маленьким, но юноша очень долго и скрупулёзно откладывал и теперь мог позволить себе такой рискованный и дорогой переезд. Однако оно того стоило. Получить образование, обрести магические способности, познать и разучить кучу разных тайных приемов и по окончанию получить хорошо оплачиваемую работу стража в любом из городов о таком мечтали многие. Но в школу принимали слишком малое число тщательно отобранных претендентов и мешкать Трэну не стоило.
Дорога предстояла не близкая и безопаснее всего было бы сесть на судно, и через озеро Вечности и впадающей в него реке Кравной добраться до места назначения. Но это был очень большой крюк и на него ушло бы не меньше месяца, а вот если пойти напрямик, то аккурат за две недели можно добраться до Кейтагских стен и успеть к самому началу занятий.
В очередной раз проверив содержимое поклажи, юноша одел дорожный плащ, вне стен города погода была непредсказуемая, закрепил у седла свой магический посох и забравшись в седло грязно-рыжей лошадке со странной кличкой Мотя, с чувством нарастающей детской радости, неспешно поехал в направлении западному тракту.
Вообще Залесье был большим городом, с деревянными постройками и каменными мостовыми. И даже с крыши самой высокой (шести этажей) магической башни, что находилась в самом центре, увидеть городские окраины не представлялось возможным. Из дерева в Валерсии строили принципиально и не только в виду некогда бескрайних лесов, а потому, что дерево является одним из лучших магических проводников и все постройки как бы являются, таким образом, одним целым, одним оружием, одним щитом. Если на город совершалось нападение, его было проще защищать. Единственный недостаток был легко воспламеняемость.
Верхом на Моте, Трэн и не заметил как пересек большую часть Залесья и оказался на Западном тракте. Стража у ворот без интереса осведомилась куда и зачем направляется юноша, после чего напомнила, что ночью на тракте очень опасно и путь по воде намного комфортнее, дешевле, а главное безопаснее. После разъяснительной речи, стражники вернулись к покинутому дозору, а будущий ученик направил поводьями лошадку к виднеющейся вдалеке кромке леса, за которой текла река Нюшма, шустрая и рыбная. Мелкой поступью Мотя перешагнула границу защитного купола, в дневное время снимаемого под аркой ворот и кожу обдал порыв настоящего, живого ветерка, прохладного, с богатой палитрой запахов свободного мира.
Путь до реки был безопасным. Начало леса Урингтай, что простиралось от города до Нюшмы, был светлым, исхоженным вдоль и поперек рыбаками, что баловали горожан свежей рыбкой, травниками, охотниками, сборщиками ягод и прочими. Поэтому тропинок от тракта уходило бесчисленное количество, да и кусты не разрастались как следует и с дороги, невзирая на стволы высоких деревьев, видно было далеко, даже сегодня в хмурую и пасмурную погоду. Хорошо хоть дождь не шел и земля под копытами Моти, оставалась сухой.
В лесу пели птицы, сильно пахло хвоей и все еще лежащей на траве росой. Лес дышал наполненный жизнью во всевозможных ее проявлениях. Из кустов, высокой травы, с веток деревьев сотни маленьких глаз провожали незваного путника и нарушителя границы их владений.
Любуясь природой и рассматривая лесные следы, Трэн не заметил как вышел на берег широкой и очень быстрой реки Нюшмы. Несмотря на середину дня, над водой стоял плотной пеленой туман, скрывая собой, не то что другой далекий берег, но даже и мост, находящийся в паре человеческих шагов. Хорошо, что юноша с тракта никуда не сворачивал и, поэтому, Мотя следующим своим шагом наступила на холодную каменную поверхность моста, тянувшуюся на многие метры вперед.
Несколько сотен лет тому назад, в этом тумане мог бы скрываться Туманный дракон. В такую погоду он незаметно прогулялся бы по землям Валерсиии и скорее всего подшутил бы над парой тройкой незадачливых путников. Но теперь туман мог таить в себе смертельную опасность, в виде ядовитого газа или мелких капель кислоты. Больше некому было своей магией очищать водоемы, земли, леса и постепенно они приходили в непригодность для живых существ. Так около сотни лет назад дочерняя река Кравной стала ядовитой и, разъев берега, породила ужасные болота. Мало кто решался на них посмотреть, ведь даже издали они таили смертельную опасность.
Зная не понаслышке о возможных ловушках и сюрпризах тумана, Трэн продвигался неспешно, вслушиваясь в звонкую поступь Моти, эхо которой разносилось далеко по округе. Все же в дневное время тут дежурили маги с Залесья и ему хотелось верить, что он не угодит ни в какую неприятную и опасную для жизни ловушку, а иначе его путешествие закончится так и не начавшись.
Впереди показался чей-то призрачный силуэт и в ту же секунду из тумана вышел недовольный рыбак с пустой плетенкой и снастями в тине.
— Драконий туман! — Ругался он. — Нагнал одну тину, да водоросли. На озеро надо идти. Нет здесь больше рыбы. — Мужик уходил, но недовольное ворчание еще некоторое время разносилось над округой. — Гибнет река, а за ней и город канет…..Вот……оно…толи…
Трэн перестал различать слова, слишком далеко они разошлись с незнакомцем, и теперь он вновь слушал лишь лошадиную поступь, погрузившись в эту странную туманную пелену.
Внезапно юношу прошиб ледяной пот от внезапной догадки и он, натянув изо всех сил поводья покорной лошадки, замер вместе с ней, стараясь как можно лучше вслушаться в тишину. Она оказалась абсолютной, словно всё и все вымерли.
Опустив поводья, Трэн спрыгнул и, осторожно приблизившись к краю моста, присел на корточки, рассматривая через невысокий бортик реку.
Вода замерла, её гладь отразила бледное и встревоженное лицо юноши и все потому что здесь, в этом месте, внизу под его ногами, должно было шумно и быстро журчать сильное речное течение. Ведь русло здесь шло под сильным уклоном и вода набирала большую скорость. Поэтому царившая сейчас тишина была очень тревожным знаком случившейся беды. Лишь туман над водой плыл подобно пышным облакам и не успел Трэн как следует рассмотреть, что происходит внизу, как он скрыл поверхность реки своей плотной пеленой. Высота же моста здесь была очень приличной, для того чтобы плывшие суда из одного города в другой могли беспрепятственно путешествовать. По этой причине юноше пришлось на время смерить свое любопытство и продолжив путь найти место пониже, что бы получше рассмотреть, что случилось.
Из-за плотного тумана юноша передвигался медленно, аккуратно ведя Мотю за уздцы. Но все же мост был не бесконечен и постепенно начал медленно снижаться к воде. Дуновение легкого ветерка донесло шум приближающегося леса, что рос с этой стороны неприступной стеной.
Ступив на сырую землю, Трэн привязал лошадь к последнему на этой дороге столбу, теперь знаменующему начало и конец моста. Ранее он служил для более важной цели. Он освещал путь и указывал сбившимся с дороги пуникам место где можно было перейти реку, иногда даже своим светом выводил заблудившихся в лесу. Теперь же это был обычный покосившийся столб, заброшенный, полусгнивший, обросший мхом и лишайником.
Оставив лошадь, любопытный юноша, аккуратно подошел к кромке воды. Вся растительность некогда пышными зарослями возвышавшаяся здесь полегла на землю, будто скошенная неким косарем. Эта картина простиралась всюду, насколько хватало глаз, нигде в реке не было заметно следов жизни, словно ее воды вмиг стали мертвыми.
Дотронувшись до проступающей под ногами воды, Трэн ощутил резкую боль пронзившую ладонь. Больше не было здесь хранителя, который многие столетия охранял здешние места. Река опустела и возможно умирала.
С неба пошел дождь, мелкий, прохладный. Из леса вновь подул ветерок, принося с собой запах намокшей хвои. Надев капюшон и плотнее запахнув полы кожаного плаща, Трэн скрылся в лесу, продолжая свое путешествие. Задерживаться у берегов Нюшмы сейчас было опасно, тут произошло нечто ужасное и неведомый злодей мог быть где-то по близости.
После моста дорога разительно изменилась, заросшая травой, с ухабами, временами пересекаемая болотцами, с поваленными гнилыми стволами деревьев. Передвижение по ней сильно замедлилось, ведь теперь приходилось внимательно выбирать по какой стороне обходить зеленую заводь с овражком или корни поваленного ветром дерева.
Несмотря на то, что здесь крайне редко ходили люди (если такое и случалось, то только большой вооруженной группой), троп уходящих от тракта встречалось много. Конечно, человеку по ним было не пройти, а вот шустрые звериные лапки тут хаживали частенько. Но появление чужака местное зверье сильно встревожило и насторожило, и практически никто из них на глаза путнику не попадался.
С непривычки в лесу за временем следить оказалось не так то просто и Трэн упустил момент когда Янтрэя скрылась за горизонтом и сумрак, постепенно окутав округу, начал быстро сгущаться. За ним и температура воздуха стала понижаться. И хотя среди вековых деревьев это будет не так как на открытом пространстве, но все же без защитного магического барьера, что окружает Залесье, комфорта не прибавится.
Сырость, поднимающийся от земли туман, холод и абсолютная темнота с ночными охотниками в придачу не очень скрашивали ночное времяпровождение.
Спешившись, Трэн привязал лошадь и пока еще что-то видел, экономно и аккуратно разложил по имитируемому кругу магические огнива, пять штук. Они тут же загорелись и до самого рассвета должны были не погаснуть, если конечно мужик, что продал их по дешевке, не обманул.
Теперь, когда от холода и тьмы была защита, стоило заняться и утомленной за день Мотей с ее поклажей. Сняв сумки и импровизированное седло — несколько плетеных тряпок, да грубо выструганную деревяшку с хлипкими ремнями, юноша дал лошадке воды и занялся ночлегом. Из сумки появился меховой мешок, тут же аккуратно брошенный на землю, которая успела подсохнуть благодаря огнивам и создаваемым ими магическим кругом, за которым уже началась самая настоящая метель.
За меховым мешком из другой сумки появилась еда: хлеб, варенные коренья, вяленное мясо и скисшее молоко. Мешок с крупой, да котелок пока трогать юноша не стал и набив живот заготовленными продуктами, скинул верхнюю одежду лег спать. В кругу ему ничего не угрожало, главное еще с этим «ничего» взглядом не встретится, иначе ночное спокойствие будет явно испорчено.
Мало кто смог бы вот так спокойно поев уснуть в лесу, где помимо нестерпимого холода, всевозможных хищников водилась еще и нечисть, но Трэн уснул сразу, как только сомкнул глаза и не размыкал их до самого утра…
В Валерсии ночи были короткими и, поэтому, рассвет наступил рано. Взойдя на небосвод Янтрэя, своими лучами прогнала ночной холод и мрак, постепенно растопив выпавший снег. В лесу это происходило медленно, но наступающий день обещал быть ясным и жарким.
Наевшаяся сочной травы, точнее мха и обмороженной листвы с кустов, Мотя веселой рысцой неслась по «перекошенному» тракту. Дорога шла под небольшим уклоном вверх и в какой-то момент, всадник оказался на небольшой опушке, с которой открылся потрясающе красивый вид на бескрайние лесные просторы. Остановившись, юноша отыскал взглядом старую заброшенную деревню, от которой, здесь в лесной глуши виднелась лишь единственно-уцелевшая магическая башня.
Теперь это место считалось не очень хорошим и его лучше было проехать до темна. И вообще с наступлением ночи следовало отъехать, по возможности, как можно дальше. В хорошую, теплую и ясную погоду это не должно было составить труда.
Однако, стоило только Трэну доехать до места где от тракта в сторону уходила совершенно поросшая растительностью дорожка, как впереди возник абсолютно непроходимый завал. Словно скошенные могучие стволы лежали поперек дороги, пушистыми кронами уходя далеко в лес с одной и другой стороны. Юноша может и смог бы помучавшись перелезть завал, но вот Мотя точно нет. Обходной же путь лежал только через деревню.
Терзаемый скверными мыслями и таким же предчувствием, Трэн свернул с западного тракта, и нехотя направился в объезд. Ветви деревьев свисали почти до самой земли и, из-за этого юноше приходилось идти своими двоими, пригибаясь и постоянно осматриваясь. Тревожное чувство не покидало его. Стояла странная для леса тишина. Словно тут творилось что-то неладное. Трэн снял дорожные перчатки и дальше продолжил путь без них. Первое прикосновение к свисающим ветвям обожгло его не хуже огня, но он ни лицом, ни движением тела не выказал этого. Тут была применена чужеродная лесу магия и тот, кто сотворил эту ловушку, мог быть не по далеко и поджидать ничего не подозревающую жертву.
Внимательно осматривая местность, так и не встретив никого, Трэн достиг заброшенной деревни. Здесь лес расступился, обнажая полуразрушенные деревянные постройки и занесенные мусором, да поросшие травой каменные улицы. Правда последних здесь было всего две.
За спиной юноши послышался шелест. Не оборачиваясь туда, дабы не упустить из виду само нападение, Трэн осознал, что лес позади, сомкнул ветви с землей и, теперь отступать стало абсолютно некуда. Рядом стоящая Мотя недовольно зафырчала, а от стены одного из ближайших домов ожив, оторвалась тень и стремглав кинулась на поджидаемую жертву. У тени сверкнула холодная сталь, словно из неоткуда вырастающего меча. Скорость нападавшего была слишком велика, такая атака, даже отбитая, собьет с ног и после этого все, можно готовится к неминуемой смерти. Поэтому на магию следовало ответить ею же.
— Разрыв! — Гремучий песок рассыпался с пальцев Трэна и земля у его ног треснула, создав безвоздушную и без пространственную грань, которую никто и ничто не способно преодолеть живым и невредимым.
Изо всех сил тень затормозила, налететь на такой скорости, на «разрыв», означало для нее мгновенно умереть исчезнув. Меч и часть туманного плаща, улетели в небытие, но нападавшему удалось извернуться и буквально «врыться» в землю. Неизвестный маг удержал себя от гибели с помощью магической сети из лозы, что опутав его, вжала вниз, загасив тем самым скорость, но хорошо приложив головой. Когда же плащ пострадал, то из иллюзорной тени появилась мужская фигура, очень озадаченная и немного раздосадованная.
— Развейся. — Сняв свое заклятие, Трэн подошел к магу и приставил к его горлу свой посох, с красивой резной фигуркой головы дракона с сияющими каменьями глаз. — Кто ты? — Очень сурово спросил он незнакомца, у которого от падения перед глазами явно все плыло.
— Да как ты смеешь…. щенок безродный…. — Видимо оценив поношенную одежду и старенькую клячу, нападавший сделал вывод о большой разнице в положении и, не обращая внимание на свое явное поражение, решил нагрубить.
— Я тебе шею сверну. Кто ты? — В тон ему перебил красноречивое описание своего происхождения юноша.
— Я? Я Факир, из рода Камирэй. — Высокомерно заявил тот. — Мой отец правитель Окромы, так что убери свою пал…
— Что ты здесь забыл, сын ящерицы? — Трэн не собирался слушать приказы и оскорбления в свой адрес ни от кого, тем более от этого странного типа, непонятно что здесь затевающего и на кого ведущего охоту.
— Щенок., прикуси…. — Легкое движение и послышался хруст в ключице поверженного. — а а а а, сумасшедший. — Завопил Факир, наконец ощутив свою внезапную беспомощность. И нехотя все же ответил и на этот вопрос. — Да, в школу я иду, в Кейтаг, кляча мне твоя нужна.
— Ради клячи пол леса переворотил? — Не унимался с вопросами простолюдин.
— Тут редко ходят по одному….действовал наверняка.
— Да… Те кто ходят в сопровождении, тебя бы тут закопали. — Все еще не веря этому странному типу, Трэн на всякий случай не убирал посох от ключицы.
— Ну хорошо, я видел тебя из дали и хотел всего лишь отобрать лошадь. Это правда. Запугать немного и все.
— А в попутчики не мог просто попросится? — Трэн, все же убрал от горла нападавшего посох и печально посмотрел на небо. Из-за этого «поворота» он потерял слишком много времени. Янтрэя уже клонилась к горизонту и с ее уходом тут будет опасно.
— Мне напрашиваться? Да ты щенок… — Почувствовав свободу, вновь воспрял духом Факир, но резких движений пока не предпринимал, выжидая.
— Я тоже направляюсь в Кейтаг. — Опять перебил на полуслове поверженного юноша. — Но из-за тебя я потерял уйму времени. Поэтому лучше заткнись и пока я не передумал, и не решил тебя тут бросить, вставай. — Отвернувшись спиной к нападавшему, он позвал лошадь и прикрепил к седлу посох.
— А ты Мороков испугался? — Дворянский отпрыск встал, отряхивая рваные полы своего дорогого плаща и только сейчас заметил, что его меч отсутствует. Нападать было не с чем. Магические силы практически иссякли, а оружия больше не было. Его глаза налились злобой и гневом, утерянный клинок было очень дорогим.
— Садись сзади. — Пока Факир искал пропажу, Трэн уже успел сесть в седло и дружелюбно предлагал место рядом.
Оставаться в этой деревне на ночь было опасно и Факиру пришлось подавить резкое желание расквитаться с обнаглевшей чернью и стиснув белоснежные и ровные зубы, залез на лошадь.
Не дожидаясь дальнейших угроз и оскорблений, Трэн стегнул Мотю, пуская в галоп, благо эта брошенная деревня имела длинную центральную почти прямую улицу, которая заканчивалась, сворачивая на лесную дорогу к западному тракту. Поэтому покинуть пустые, полуразрушенные дома, взирающие на живых существ с неким тайным умыслом, удалось быстро.
Лесная дорога оказалась длинной и проходящей через местные захоронения. Легкая дымка окутывала каменные пирамиды, ставшие последним домом усопших. В лесу они выглядели как огромные муравейники и было их тут видимо-невидимо. Ведь в этом место раньше обитало много людей и большая их часть теперь находилась здесь.
Янтрэя уже скрылась за деревьями и оставалось совсем немного времени, прежде чем она совсем исчезнет. В лесу уже сгущались сумерки, температура постепенно падала.
Казалось, что усыпальницам не будет конца, да и дорога находилась в таком плохом состоянии, что лишь кое-где удавалось хоть немного рысцой покрыть пару метров. Наконец она пересекла покинутый юношей западный тракт, где еще горели последние отблески скрывающейся звезды. Она уходила красиво, словно художник окрашивая небосвод в разные краски: рыжие, красные, розовые, фиолетовые, синие, а затем исчезла погружая мир Валерсии в кромешный холод и мрак. На ночном небе редко когда можно было увидеть звезды, их было очень мало и свет от них, никак не освещал эти гибнущие земли.
Было совсем темно, когда Трэн остановил Мотю и взяв под уздцы свернул с тракта в черную гущу леса. Факир что-то шепча под нос шел следом, порой спотыкаясь и ругаясь сквозь зубы, но не мешая.
Найдя подходящее место, юноша как и в прошлую ночь привязал к дереву клячу и разложил пять огнив, чем вызвал истерические усмешки спутника.
— Можешь еще траву поджечь и с песнопениями пройтись? Щенок безграмотный. — Насмеивался дворянский отпрыск, но дельных советов, как впрочем и никаких других не давал.
Огнива принялись ярко гореть и постепенно, в образованном ими кругу, стало тепло и относительно светло, в сравнении с окружающим мраком.
Сняв поклажу и седло с лошади, а также напоив ее, Трэн достал походный паек, и принялся есть под пристальным взглядом Факира, у которого с собой вообще ничего не было, кроме большого желания добраться до Кейтага.
— Как можно есть эти помои?! — Глотая голодные слюни, но все также надменно заявил дворянин, после чего отвернулся, что б не видеть довольное лицо этого выскочки, которому он проиграл в схватке лишь по чистой случайности. Ведь этот простолюдин, только и делал, что использовал различные порошки да камни, а сам видимо был бездарен. Но ничего он еще посмеется над тем как этого оборванца спровадят обратно в его «нору».
Так, не проронив ни слова Трэн лег спать, со стороны могло показаться, что его совершенно не интересовало присутствие рядом человека желавшего недавно навредить его жизни. Просто он знал, что тот сейчас безвреден и неспособен навредить. А вот если бы он его бросил в той деревни, то этот незадачливый похититель не дожил бы и до утра. Бросить в беде и отвернувшись уехать он тогда не смог. Рубить с плеча и однозначно записать этого юношу в негодяя, было бы не правильно. Неизвестно, что заставило его забрести в эту непроходимую глушь. Причин могло быть много. Ну а выяснять их пока времени не было. Тогда следовало скорее покинуть деревенские дворы, а не пускаться в пустые разговоры…
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Юки Эйри об авторе Кристель Дабо
    Шикарная серия, купила все четыре в бумажном варианте. Необычный мир с колоритный персонажами с необычными способностями, интересная развязка сюжета. Первая и вторая книги самые любимые, четвертая многих разочаровала, но автору виднее как закончить серию, в целом мне понравилось, очень. При написании автор вдохновлялась Гарри Поттером и творчеством Хаяо Миядзаки. По поводу перевода издательство многое вырезало, но есть в контакте фангруппа и по первым трем книгам у них есть все вырезанные куски, да и в самой группе очень много интересного по Зеркалам. Советую почитать книги, они очень необычные

  • Lilifly о книге: Сергей Викторович Вишневский - Поступь вендетты: Шаг первый. Якудза
    Просто не отпускало до конца. Жду продолжения)))

  • Zagi о книге: Кира Шарм - Проданная
    Согласна с предыдущим оратором, скучноватое чтиво(

  • Zagi о книге: Инна Стужева - Хочу играть в тебя
    Милота

  • galya19730906 о книге: Анна Минаева - Академия Высшего света
    Самая лучшая-первая книга, вторую-читать было скучновато, а третью еле домучила.
    спойлер
    В общем какой то супер волшебный сюжет получился.

читать все отзывы




    
 

© mylibs.net 2009-2020г.    MyLibs.net - Моя книжная библитотека.