Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45636
Книг: 113470
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Когда проснется Марс»

    
размер шрифта:AAA

Вера Огнева
Когда проснется Марс (цикл «Новый Рим», книга вторая)

Мне кажется, под кожей
Я принесла войну,
Саван на голове моей,
И под ногтями гной.[1]
Уорсон Шир

I. Iupitter

Я – твой лабиринт.
Ницше «Жалоба Ариадны»

День 304

Луций Цецилий Авианий Марс проснулся.
Голова болела, словно ее прострочили от затылка к вискам. Во рту пересохло так, что язык не ворочался, в ушах стоял мерзкий писк. А за болью и писком мелькали обрывки прошлого вечера. Музыка в баре. Стопки какой-то местной гадости, которую поджигали, прежде чем выпить. Соль на губах, запахи мускуса и табака. Ноги, сильно обхватившие его талию. Горячая кожа под ладонями – гладкая, цвета карамели.
Луций потянулся к соседней подушке, но рука легла на прохладную ткань.
Ушла, причем давно.
Он приподнялся на локтях и огляделся. Вещей Бритвы в комнате не было; на полу валялись только его собственные штаны. Чуть дальше лежала рубашка – форменная, синего цвета, с нашивками и засохшими пятнами крови. Презервативы, скомканные салфетки. Ну и бардак.
С трудом поднявшись, Луций прошел в ванную и забрался в душ. Прохладная вода забарабанила по лицу и плечам, принося хоть какое-то облегчение. Мысли плыли, как дохлые амебы: что-то об имманес, сбежавшей на орбиту, об Аларихе без головы. О баночке «гелиоса», которая полетела с обрыва в море. О ней Луций жалел особенно.
Помывшись и кое-как замазав медгелем рану на макушке, он оделся и вывалился в густую курортную жару. По шоссе у мотеля летали кабриолеты туристов и самодельные аэроциклы местных жителей. За дорогой и полосой листвы виднелась песчаная коса, обнимавшая море. Искусственный песок, искусственное море. Отец любил сорить деньгами в таких местах.
– Эй! Ты здесь? – крикнул Луций, постучавшись в номер Бритвы этажом ниже. Глухо, ни ответа, ни привета. Он приложил ладонь к экрану блокировки, и дверь открылась.
Номер был пуст. Кровать не расстелена, пакетики с санитарным гелем не тронуты. Значит, уехала. Может, жалела о том, что произошло ночью? Сам-то Луций не жалел ни капли, но, похоже, значения это уже не имело.
Он только собрался уходить, как заметил блеск на полу у окна. Прошел бы мимо, не упади солнечный свет под определенным углом. Луций присел рядом и тронул ворс напольного покрытия. Осколки пластика, похоже, от коммуникатора. Кто-то растоптал его – прозрачная крошка лежала ровным слоем.
Коммуникатор? Зачем он Бритве? Стоит предупредить ее, чтобы не таскала с собой лишние трубки. Никаких средств связи, кроме некса, – так говорится в Уставе.
Также Устав запрещает спать с коллегами, но об этом Луций предпочел не вспоминать.
Уже из профессионального любопытства он отодрал крышку мусорного бачка и заглянул в пластиковое брюхо. Ничего, только сменный пакет. Под кроватью тоже пусто. Видимо, Бритва забрала коммуникатор и выбросила в другом месте – если он вообще принадлежал ей.
Луций попытался вызвать ее по нексу, но связи не было. Бритва отключила служебную линию.
Как интересно.
– А давно она уехала? – спросил он у дежурного в лобби на первом этаже.
Дежурный промокнул лоб и щеки бумажным платком. Он буквально плавился за стойкой – стекал с кресла вместе с потом. Духота и правда стояла дикая. Кондиционер не работал, если вообще имелся в этом клоповнике.
– Кто?
– Моя напарница, – процедил Луций. – Три-Два-Шесть.
Дежурный что-то набрал в блокноте, лениво постукивая пальцами по экрану. Сверив найденное, хмыкнул.
– Она не вернула ключ. Если ее нет в номере, то с вас двести денариев.
Луций поднял глаза к потолку, чувствуя, как чешутся кулаки. Казалось, вены под кожей сплелись узлами и раздулись от крови…
Выдох, вдох.
«Спокойно. У тебя просто ломка, Луций. Пройдет».
Аренда машины стоила еще двести. Он бы ни за что не поехал на колымаге, которую ему дали, но, как оказалось, служебный челнок отозвали на срочное задание. Ждать два дня до его возвращения Луций не стал, хоть аренда и ударила по кошельку.
А спустя пару часов и десяток выкуренных сигарет в колымаге закончилось топливо.
Машина чихнула и упала на брюхо прямо посреди шоссе. Выжженная трава слева, выжженная трава справа, ни души вокруг. Ни намека на заправку, мотель или хоть чего-нибудь, где могли находиться люди. Выбравшись из салона, Луций с чувством пнул металлопластиковый бок. Чтоб она взорвалась, колымага…
Стрекотали пустынные цикады, горячий ветер иссушал лицо. Пить хотелось все больше. Через полчаса на горизонте заклубилась пыль, и Луций вышел прямо на середину дороги, раскинув руки.
Форменная рубашка и клеймо на запястье сделали свое дело, – парочке в синей «кассиопее» ничего не оставалось, как остановиться и отлить Луцию немного топлива. Кое-как он добрался до заправки на границе курортной зоны и Первой курии. Не заправка – одно название, кассовый терминал и пара колонок, которые торчали посреди пустоши, как прыщ на заднице. Других машин не было, у дальнего автомата копался марсианин в рыжей спецовке, тяжелый и неповоротливый, как бочка с горючим. Остальные работники как в Тартар провалились.
Немного подождав, Луций посигналил. Марсианин даже не обернулся. Он что-то открутил, отбросил шланг в сторону, вытащил цилиндр с отработанным топливом. Днище бака звякнуло по асфальту.
Луций был один на клятой заправке, а этот мешок не мог пошевелиться и подойти к его машине?!
– Эй ты! – Он высунулся из окна и одернул рукав, показав клеймо с орлом. – Если не поторопишься, я тебя в Управление отвезу, понял? За отказ в помощи представителю его императорской светлости.
Марсианин развернулся, – покатый лоб, близко посаженные глазки, ничего не выражающее лицо, – окинул взглядом Луция и его руку. Соображал туго, но все же подошел к колонке, что-то неторопливо набрал на сенсорном экране и снял рукав с крючка.
Ну так-то лучше. Так-то…
Из рукава выстрелила струя, прямо на капот Луциевой машины. По лобовому стеклу расплылось темно-зеленое пятно, а включившиеся дворники быстро его размазали.
– Ты что делаешь, говнюк?!
Отстегнувшись, Луций выскочил из машины. Хлопнул себя по бедру, но кобура была пуста. Правильно, распылитель остался в космопорту…
Вонючая струя облила его с головы до ног. Марсианин медленно поднял вторую руку и чиркнул зажигалкой.
– Свободу номерам! – прогудел он.
Твою же…
Луций еле успел отпрыгнуть. Его машина взлетела на воздух, разметав турбины в стороны. Вслед за ней полыхнула и бахнула колонка. А марсианин продолжал ходить и меланхолично поливать заправку из шланга, пока сам не занялся огнем. Так и повалился, как живой факел.
Гребаный шизик.
Сигареты оказались сухими, и Луций чуть не закурил. Вовремя вспомнил, что весь пропитан горючей смесью, смял пачку и зло отбросил ее прочь. Куда уж хуже…
Ухо тонко кольнуло током. Луций защипнул переносицу, сделал медленный вдох, потом выдох, и тронул кнопку некса на мочке.
– Декурион Луций Цецилий.
«Код 304, общая мобилизация, – безразлично ответил электронный голос автоматического оповещения. – Сбор в ближайшем к вам Управлении».
Луций оборвал связь.
Триста четыре. Военное положение по всем куриям.
Что-то новое.

* * *

До Первой его подвез бронированный фургон центурии Эоса. Луция соединили с ними по нексу, он сообщил свои координаты и уже через полчаса прел в душном фургоне в окружении десяти вооруженных до зубов легионеров.
Они тоже направлялись в Первую по коду 304. Сами еще не поняли, в чем дело, потому объяснить толком ничего не могли. Какая-то стрельба на улицах, вот единственное, что они знали. Оружие Луцию выдали, – табельный «пиллум», пукалка, а не пистолет. Лишних экзокостюмов у них не было, и пришлось изнывать на жаре, пока остальные дышали через маски, встроенные в шлемы.
Первая курия вымерла. Улица, по которой они ехали, была безлюдна, окна в магазинах выбиты, машины брошены открытыми. Некоторые проулки перекрыты служебными машинами и силовыми заграждениями. Легионеры напряженно всматривались в окошки, хакер что-то строчил в панели и сдавленно матерился – видеонаблюдение не работало. Нигде.
Луций ему не верил. Такого просто не могло быть, скорее, у кого-то руки росли не из того места. Нужно запросить рабочие коды доступа у центуриона и все, делов-то. И он в упор не видел никакой стрельбы.
Пока фургон не взорвали.
Мир заревел огнем, перевернулся раз, второй. Машина упала на крышу. Дым застил глаза, ремни впились в грудь и живот. Луций отстегнулся, выполз следом за всеми из кузова и перебежал в холл магазина с одеждой, где уже засели бойцы из Управления Первой.
Заряд «гидры» просвистел совсем близко, Луций едва успел спрятаться за угол. На стене расползлась и задымилась кислотная клякса. Перемигивались индикаторы распылителей и нейтрализаторов в руках легионеров отряда быстрого реагирования. Рядом гудели готовые к отправке дроны. Они висели в воздухе стальными пчелами, под гладкими животами горели сопла. Поодаль к стене привалился легионер.
Уже мертвый, судя по выжженной груди и натекшей луже крови.
Декурион, судя по двум красным полосам на шлеме.
Воздух дрогнул. С потолка посыпалась крошка лепнины, припорошила плечи Луция и темно-синие экзокостюмы легионеров. Закуток перехода между залами, в котором они теснились, заволокло дымом. На улице жужжали выстрелы, доносились выкрики на языке марсиан.
Совсем как на Иридии десять лет назад. Смрад, выстрелы и безумие. Бессмысленная пальба по своим. Некс разрывался позывными и приказами – Луций оказался автоматически подключен к сети Первого Управления. Бритва на вызовы не отвечала.
– Кто? – крикнул Луций, перекрывая гул дронов.
Легионер обернулся. Его лицо было измазано кровью, глаза за забралом шлема лихорадочно блестели. Он что-то проорал в ответ, но близкий взрыв перекрыл голос. Луций разобрал только «Ы».
– Что?!
– «Псы»!
Легионер подал сигнал. Дроны взлетели, активизировали встроенное оружие и с ускорением стартовали за угол.
– С утра началось! Крысы тоннельные…
– Сколько?
– Спроси чего полегче. Десятки, сотни. Отрубили наблюдение по всему уровню.
Луций поморщился. Значит, хакеру в фургоне не показалось, и зачищать предстояло вслепую, лишь с помощью ограниченного количества дронов-наблюдателей. Не слишком здорово.
Снаружи что-то грохнуло. Мимо пролетела половина стального корпуса дрона и смялась о стену, влепившись ровно в центр кислотного пятна. Она срикошетила к ногам Луция и, кружась, остановилась.
Следом из-за угла выкатилась граната. Луций оттолкнул стоящего рядом легионера и сам бросился в укрытие. На что-то упал. Точнее, на кого-то – под ним лицом вниз лежало тело. Блок питания костюма взорван, голова оторвана вместе со шлемом. Все еще оглохший от взрыва, Луций выхватил «пиллум», быстро выглянул из укрытия и прострелил подбежавшему марсианину голову.
Где, рвать их за яйца, командный состав? Где нюхачи и воздушная техника? Бред какой-то.
Отстреляв всю батарею, Луций отбросил пукалку прочь и вжал кнопку некса на ухе. При коде 304 его должны были подключить к ближайшей центурии.
– Вызывает Луций Цецилий, декурион Управления Четвертой. Меня слышно?
Тишина.
– Вызывает Лу…
Фон изменился, теперь доносилась глухая стрельба, бахнула граната.
«Центурион Клавдий Намациан. Рядом с вами блокирована Шестая декурия, пересечение Апулиева проспекта и Тринадцатой улицы. Задание понятно?»
Более чем, мать его. Более чем.
Луций облизнул губы, часто дыша. Желая перестрелять «Псов», чтобы кишки по стенам… И как пробраться к пересечению проспекта и Тринадцатой? Где это вообще?
Ладно. Все по очереди.
– Оружие дай! – рявкнул он сидящему рядом легионеру. – Нормальное оружие и костюм!

Управление гневом

Луций потерял в Первой курии полторы недели. Целых полторы недели вместе с другими назначенными бедолагами отстреливал «псов», разыскивал зарегистрированных патрициев и доставлял их в убежища. Задерживал «нюхачей» легиона, которые как с катушек сорвались – отключили систему наблюдения, взорвали взлетные площадки на базах.
Как они могли участвовать в беспорядках? Чипированные номера Управления проходили проверку каждый месяц. Друзья, родственники, иные контакты – учитывалось все. Одного система могла проглядеть, но чтобы сразу всех? Невозможно.
Откуда-то появились бывшие крио. Многих не видели на поверхности десятки лет, что в принципе было невозможно. Нельзя разом спрятать тысячу человек, когда канализацию сканируют каждую пару недель. Для этого они должны быть мертвыми и не испускать тепло.
Однако так обстояли дела.
Пару дней Луций с двумя декуриями осаждал склады на окраине курии. «Псы» с нюхачами перетащили туда оружие (в том числе и табельные распылители из Управления), забаррикадировались и держали оборону не хуже повстанцев с плато Иридия. Подорвать их с воздуха хотелось, но никак не получалось – часть платформы могла обвалиться уровнем ниже, на виллы и жилые колонны. На жилые колонны Сенат чихать хотел, а вот за сенатские виллы легионеров бы выгнали без выходного пособия.
Еще дня два Луций не вылезал из канализационных тоннелей, похожих на норы иридийских червей. Глубоких, сплетенных клубком и опасных. Из-за каждого поворота так и норовила вылезти какая-нибудь вооруженная до зубов дрянь. Говно хлюпало под ногами, изредка в нем проплывали вздувшиеся тела – лицом вниз, будто пытаясь что-то разглядеть на дне стока. Одежда колыхалась плавниками, волосы цеплялись за сапоги легионеров. Опознанием трупов никто не занимался, времени не было.
Как Луций и предполагал, в нижних тоннелях нашлись пустые криокапсулы. Совсем как во время зачистки у Алариха. Скорее всего, оттуда крио и вылезли. Срок последних заморозок колебался от полутора до пяти лет – значит, готовились к бунту давно. Серийные номера легионеры не переписывали и на поверхность капсулы не поднимали.
Времени не было.
На розыск и перепись гражданских Луций потратил несколько следующих дней. Декуриона-сменщика у него не было, решать приходилось самому. Командного состава не хватало – центурионов и декурионов убивали первыми, в самом начале бунта. Их отстреливали из винтовок с оптическим прицелом. Взрывали в личных авто. Вспарывали горло от уха до уха прямо в коридорах Управления. Отличный план, Луций сразу понял. Обездвижить и без того неповоротливую военную машину. Ввести легион в смятение.
В общем, пришлось туго. Луций перевернул всё, от верхнего уровня до канализации. Спал по четыре часа в сутки, видел только пыль, огни дронов, вспышки дальних выстрелов и тела. Номера, легионеры, патриции лежали в стекле и мусоре на улицах, плавали в стоках тоннелей, смотрели пустыми глазами, неестественно вывернув головы в собственных домах, среди разбросанных вещей и битой посуды. Некоторые закрывали лица руками, словно это могло помочь. На стенах сохли кровь и мозги – грязный рисунок войны.
Больницы работали в экстренном режиме. В канализациях центральных курий шла зачистка. Один нюхач взорвал себя в приемной Управления Второй. В другой курии захватили оружейную. На уровнях расцвели мародерство и беспорядки. Отличить «псов» от обычных номеров уже никто не мог, как и держать кого-то в переполненных крио-отделах, и легион просто палил по всем без разбора. По «псам», по гражданским, по своим.
Все это бесило. Верх непрофессионализма, настоящий хаос.
И где-то в этом хаосе потерялась Бритва.
Луций регулярно просматривал файлы задержанных и убитых номеров, но Бритвы среди них не было. Не было ее и в списках отметившихся в Управлении и отстраненных. Может, она успела выбраться на шоссе и застряла на подъезде к Четвертой? Или была где-то на улицах Первой.
Он стоял у окна между лестничными пролетами киберкорпуса Управления Первой, устроил перекур между просмотрами записей видеонаблюдения. Болела голова, саднила царапина на руке, полученная во вчерашней перестрелке. За стеклом мигала огнями развязка, доверху забитая машинами. Все торопились в космопорт, прочь от Земли и ее неуправляемых номеров.
«Защиту Орбитальной взломали».
Голос Тита Пуллия периодически пропадал. Опять проблемы со связью.
«За неделю до кода 304 заключенные угнали грузовой шаттл и спустились на поверхность».
Луций убрал сигарету, чтобы ненароком не подавиться. Мир сошел с ума? Что дальше? Нашествие имманес?
– Много?
«Около пятидесяти».
– Явно не тысяча.
«Не тысяча. Но среди сбежавших Х-908. Эзоп».
Луций о нем слышал. Основатель банды «Псов». Его изловили с большим трудом и с еще большим трудом отправили на орбиту.
– Как в Четвертой?
«Мы справились, можешь не торопиться. И береги голову».
Луций усмехнулся. Похоже, слухи о его приключениях в космопорту добрались и до центуриона.
Мимо гуськом прошли четверо легионеров. Они тащили старую установку экстренной связи, какие обычно стояли на улицах для вызова ближайшего патруля или скорой. Этой не повезло: экран панели расколот наискось, порты для подключения вырваны, в боку дыра, из которой виднелись обугленные провода. Красные, синие. Артерии и вены для информационных потоков.
– Что с Три-Два-Шесть?
«Не найдена».
– Мы можем ее отследить? По нексу, чипу. Она наверняка где-то засветилась.
«Мы уже проверяли, Луций. Последний раз была отмечена в мотеле в Эосе, больше ничего».
Тело. Луцию уже чудилось тело с выжженной грудью, лежащее где-нибудь на окраине курии. Или в канализации. Чип уничтожен, некс выдран на сувенир. Он же много раз видел такое, верно?
Он стряхнул пепел на ящик пожарной сигнализации. На красном лаке собралась приличная горка.
– Объяви ее в розыск.
«Послушай…»
Тит Пуллий умолк. Луций почти видел, как он гладит биометаллическую пластину на своем лице: двумя пальцами обводит окуляр и спускается к стыку челюстного имплантата. Всегда так делал, когда что-то сильно его беспокоило.
«Может, она сама не хочет, чтобы ее нашли? Ты не думал об этом?»
– Ты же не хочешь сказать…
«Во всех куриях проблемы с нюхачами. Семьдесят процентов убиты или бежали. Сенат выпустил указ причислить пропавших без вести к неблагонадежным. Это все, что я хочу сказать».
Арест, допрос и крио, вот что это значит.
Луций прислонился затылком к стеклу. Холод обжег кожу.
Без вариантов – если верить фактам и здравому смыслу. Не нужно ее искать. Да и что делать, если она найдется? Приказ есть приказ, придется сдать ее в крио. Но все же… Все же…
– Сколько у меня времени? – Луций выдохнул дым через ноздри. – Хочу к отцу заехать.
Ни к какому отцу он не собирался, и Тит Пуллий прекрасно это знал. Но он должен понять, он же всегда относился к Бритве не так, как к другим номерам.
По крайней мере, Луцию так казалось.
«Дня три. Неделя, если что-то случилось. Обращайся, если потребуется помощь».
– Обязательно.
Луций размазал окурок по крышке ящика, тронул мочку уха, сменив канал связи. Сбежал по лестнице, запрыгнул в лифт и нажал знак подземного уровня.
«Да», – центурион Управления Первой был привычно неприветлив. Голос холодный и стальной, как кабина, в которой ехал Луций.
– Луций Цецилий. Меня вызывают в Четвертую, срочно. – Он на миг зажмурился. Вранье, какое же вранье. Докатился… – Вынужден покинуть курию.
«Принято. Покинуть курию разрешаю».
Луций уставился на смутное отражение в стальной глади. Глаза казались черными впадинами. Он будто смотрел на себя с другой стороны реальности.
Он знал, с чего начать поиск. Но впервые не знал, что сделает, когда найдет искомое.

* * *

Пусто, темно. Спертый воздух. Кухонный модуль выключен.
Дома Бритва не появлялась.
В стенном шкафу Луций нашел два черных костюма для аэроцикла, пару маек, штаны с встроенными наколенниками, нетронутую после химчистки форму с ровным слоем пыли на плечах и… Он нахмурился, вытащил вешалку на свет.
И платье в пол. Из тягучей серебристой ткани, на бретельках. С магазинной биркой.
Неожиданно.
Но за платьем вполне ожидаемо таился сейф с оружием. Луций ввел код, общий для всего командного состава центурии, и замок щелкнул. С внутренней стороны дверцы высветился перечень содержимого, всего, что было зарегистрировано на номер Три-Два-Шесть: распылитель, спица, нейтрализатор, сборный короткоствольный «цицеро», три запасные батареи и нож. Внизу отметка службы контроля, охраны и конвоирования – последняя проверка месяц назад. Распылителя и нейтрализатора не хватало. Распылитель Бритва брала с собой в Эос, Луций его помнил. А вот куда делся нейтрализатор? Может, тоже увезла?
Или захватила перед тем, как сбежать.
В ящиках нижнего отделения внавалку лежало белье, коробка с какими-то женскими примочками, тюбик бальзама для губ, использованные разменные карты, упаковка сменной пластины для имплантата. В углу комнаты гантели и свернутый коврик. На столе пакет с протухшей соевой лапшой и ключи от аэроцикла. Хозяйка из Бритвы явно была неважной. На койке остался отпечаток ее тела; покрывало смято, словно на нем лежали. Лицом к стене, поджав ноги. Так, как она лежала перед поездкой в Эос.
Вид из окна закрывала стена соседнего здания. Черная, со следами старой рекламы: видны остатки нарисованной руки, в пальцах дымится сигарета. В щели между домами блестел и жужжал вечерний проспект. Мигали красные бусы разделительных линий. Снаружи было шумно, а на этаже общежития – тихо, как вакууме. Большинство номеров поувольняли или разогнали, и Управление будто лишилось ног. Голова работала, но таскать эту голову было некому.
Вызов некса заставил Луция вздрогнуть. Он тронул мочку уха.
– Луций Цецилий.
«Декурион, ничего».
На связи был Юлий Ветурий, новичок из его декурии, спец по чипам и денежным потокам. Как всегда неприветливый и настороженный – родственная душа.
– Уверен?
«Не был бы уверен, не звонил бы. Декурион», – добавил он, чуть подумав. Позволил себе чуть больше, чем диктовал Устав, но на этот раз Луций не стал делать замечание. Сам попросил Юлия об одолжении, и хорошо, что тот согласился. Юлий Луция уважал, но не слишком любил. Впрочем, как и все легионеры Управления Четвертой.
«Еще что-то, декурион?»
– Нет, спасибо.
Луций отключил некс и сел на подоконник.
Куда теперь?
Он снова осмотрел комнату. Задержался на оружии в сейфе. Прикинув все за и против, глянул в зеркало и потер щетину. Хорошо, что забыл побриться.
Луций одернул рукава куртки и натянул перчатки, спрятав наградной браслет и орла на запястье. Собрал «цицеро» из сейфа, предварительно продув широкий ствол. Сунул за пояс на спине. Он не любил эти пушечки: слишком мощные для своего размера, с сильной отдачей и неудобной рукоятью. Бессмысленные, как карманный огнемет. К тому же, у них частенько заедала блокировка: могла не выстрелить в нужный момент или, наоборот, стрельнуть в кобуре. От такой перспективы даже задница холодела, чувствовала направленное на нее дуло. Но не со спицей же идти…
Эхо шагов металось по этажу призрачной дробью. Освещение выключено, не видно ни души. Дверь в помывочную в конце коридора выбита, во тьме звонко капало. Луций заложил руку за спину, поближе к рукояти «цицеро», и постучал в ближайшую комнату.
В итоге он сумел поговорить лишь с двумя соседями. Остальных не было дома, или же они просто не желали отпирать.
– Не видел, – пожал плечами седой номер из комнаты напротив. – Давно не появлялась.
– Не знаю такой, – скривилась нюхач в конце коридора. На ее лице цвел густой синяк, пары зубов не хватало. – Я здесь редко бываю, декурион.
Глухо, тупик. Даже если они действительно что-то знали, то вряд ли желали сотрудничать после того, как Сенат спустил на них всех собак. Луций их не осуждал, но очень хотел добыть нужную информацию. Даже кулаками, если потребуется.
Спустившись на парковку, он вынул из кармана ключ – тот самый, со стола Бритвы – и нажал кнопку на брелоке. Где-то за колоннами зарычал мотор, по бетону и припаркованным авто скользнули рыжие отсветы.
Луций застегнул куртку, вытянул капюшон из воротника. Хлопнул по манжетам, и рукава загрубели, превратившись в броню.
Давно он не ездил на аэроцикле.

* * *

– Мне нужен Красавчик, – сказал Луций во втором тоннеле.
Зазывала еле умещался за столом. Под толстыми пальцами мигала встроенная панель. На ее экране лупили друг друга темнокожие бойцы – своего рода реклама, прямая трансляция с Арены.
– Не по адресу. Педики в Четвертом, – он смерил Луция выцветшим взглядом.
Вот же…
– Это прозвище. Красавчик.
Зазывала устало скривился.
– Слышь, крашу-ногти, я ваще не в курсах, кого и как вы там в вашем курятнике зовете, понял? – Он махнул в сторону шлюза, рядом с которым маялись вооруженные номера. – Идешь, нет?
Рука едва не скользнула за спину, к рукояти «цицеро».
Грязная тоннельная крыса.
Луций коротко выдохнул, привычно сбрасывая гнев. Кивнул и положил на стол разменную карту с двумя сотнями денариев – членский взнос и билет в одном флаконе. Зазывала подгреб карту к себе, проверил ее на сканере и ткнул в экран разблокировки. Шлюз открылся, за ним тянулся тоннель с редкими точками ламп. Никаких опознавательных знаков, только граффити на стенах.
Луций завел аэроцикл и полетел по скату. В ушах заложило, влажный холодный воздух ударил в лицо. Пахло плесенью, на стенах зеленели потеки, в свете фар поблескивали лужи. Видимо, тоннель пролегал под главными стоками канализации. Он вел все ниже, пока не впал в анфиладу помещений – заброшенный распределительный уровень, судя по сломанным и устаревшим системам управления у стен.
Поверх старых щитов висели панели букмекерских автоматов. Рядом с ними толпились номера: совали разменные карты в слоты, подставляли чипы на запястьях под сканеры. По коже бежал луч, и на сенсорном экране возникала сумма к списанию с личного счета. Развертывался список: ставки на количество раундов, на победителя, на нокаут или победу решением судей. Выше сменялись лица бойцов. Их тоже выбирали. Бойцы, получившие наибольшее количество голосов и ставок допускались к рингу. Умное исключение темных лошадок и возможных джекпотов.
Поодаль выстреливали цветом и звуком игровые панели.
Какая нора.
Вонь, жар, духота навалились разом. Куртка и рубашка приклеились к спине влажным компрессом. Тонко пищало в ушах, и «гелиоса» хотелось так, что язык прилип к небу.
Поэтому первым делом Луций выпил. Дрянь в стопке была желтая, с привкусом машинного масла, – видимо, автомат цедил напитки через собственные фильтры, – но этот привкус немного отвлекал.
Выбросив пластиковый стаканчик, Луций огляделся. Нужные ему агенты разгуливали по залам. Отличить их от посетителей было легко: все они вещали в карманные громкоговорители. Воздух у закругленных сводов раскалывался от разноголосого бубнежа, а голова шла кругом.
– Ставим на Дуплекс!
– Шесть-Два, лучший боец сезона! Не прогадаете!
– Эфра! Эфра! Двукратная чемпионка Сатурналий!
Луций долго не мог понять, откуда берутся синяки на лице Бритвы. Думал на дилера, заемщика, дружка с дрянным характером. Но однажды заметил размытые чернила на запястье – остатки печати, которую ставили на Арене вместо пропуска – и все понял. Вполне в ее характере: делать больно другому, чтобы заглушить свою боль. И у нее наверняка имелся агент, как у любого бойца. Но Луций не рассчитал, что на Арене Четвертой курии агентов окажется слишком много.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© mylibs.net 2009-2019г.    MyLibs.net - Моя книжная библитотека.