Библиотека java книг - на главную
Авторов: 43806
Книг: 109210
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «3 шага в пропасть»

    
размер шрифта:AAA

Александр Шевякин
3 ШАГА В ПРОПАСТЬ

ВСТУПЛЕНИЕ

За годы т. н. «перестройки» 1985–1991 годов в СССР произошло так много событий, стоящих внимания историка, что довольно трудно вычленить главные — те, что в конце концов повлияли на событие итоговое: собственно уничтожение самого Союза ССР. В начале пути стоит так много завязок разного рода тенденций, которые были слабыми, робкими и лишь в конце своем обрушились лавиною, что традиционный путь — от начала к концу — несколько затруднителен для нашего анализа: будет трудно найти это малоуловимое. Поэтому мы лишь оговорим, что автор нашел ответ для решения своей задачи лишь в самом конце хронико-событийной цепочки. Потом я пошел в самое начало пути — причем очень часто ход разветвлялся и приходилось делать возвратные действия к развилке, чтобы снова идти до какого-то тупика — и все лишь для того, чтобы в конце концов найти наиболее общую (но все равно еще далеко не полную) картину явления. Но показать нашу работу читателю невозможно — это запутает его, и поэтому вам я выдаю не мозаику моих поисков, а уже картину результатов. В самом таком методе поиска нет ничего нового. В аналитическом и разведывательном сообществе США часто употребляют термин «прогуливать кота назад», что означает восстановление картины прошлого, как ключ к пониманию настоящего. Применяется он в том случае, если аналитиками было по какой-то причине упущено начало какой-либо тенденции.
Итак, что есть самый конец этой самой «перестройки»? — У меня получилось что в конце концов вся цепочка замкнулась в Кремлевском кабинете, когда бывший Президент СССР, бывший Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР, бывший Председатель Совета Обороны СССР 25 декабря в 19.30. подписал последний Указ Президента СССР № УПЗ162 «О сложении Президентом СССР полномочий Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами и упразднении Совета Обороны при Президенте СССР», а потом сдал символ своего управления — т. н. «ядерный чемоданчик» своему правопреемнику Б. Н. Ельцину. Вот отсюда я начинал свой отсчет.
Прежде, чем еще раз рассказать, как был уничтожен СССР надо обязательно показать, как можно понимать такое историческое явление, как Советский Союз? О нем часто говорят через чур общими словами: многонациональное государство, социалистический строй, коммунистическая империя (империя зла) и т. п. Спорить не будем — оценки поверхностны, а мы привыкли к предельной четкости, числу, и/или диалектике. А диалектически его понимали и так: Председатель ЦИК СССР М. И. Калинин в ноябре 1934 г. назвал СССР осажденной крепостью] (Цит. по: [1.01. С. 44].) И это будет довольно точная оценка. Ее придерживались и первый советский руководитель В. И. Ленин, и его величайший последователь И. В. Сталин, даже у Н. С. Хрущева мелькали подобные выражения. Но надо сказать, что на каком-то этапе народ просто расслабился, позволил себе некоторые бойницы закрыть, в какие-то стороны не смотреть, а на последнем этапе открыть и ворота, через которые хлынули целые табуны троянских коней. И в итоге, перефразируя известное выражение, можно сказать, что нет таких крепостей, которую не могли бы сдать подлецы… На Западе, и прежде всего в тех же США, смотрели на СССР примерно также. В соответствующей литературе часто цитируют речь Джона Кеннеди (Kennedy) при вступлении на пост Президента США: «Мы не сможем победить Советский Союз в обычной войне. Это — неприступная крепость (Выделено нами. — А. Ш.) Мы сможем победить Советский Союз только другими методами: идеологическими, психологическими, пропагандистскими, экономическими». Именно так и формулировалась задача для подрыва этой крепости: разложить всех живущих за ее стенами, подкупить некоторых, чтобы они дезавуировали усилия неподкупных, в час нападения указать не на угрозу, а на другую сторону — там где будут проводиться обманные маневры, и самое главное: это организовать перекладку стены в определенном месте. Что и было сделано…
Даже из самого слова «перестройка» видно, что произошел слом государства или т. н. «революция сверху». Об этом всем известно и тут — на уровне общих рассуждений — никто не спорит. В настоящее время стараются дать только одно объяснение этому: желание местных элит править и владеть богатствами самостоятельно. При этом авторы не применяют даже, как минимум, дифференцированного подхода: кто-то из «националов» стремился к этому по-максимуму, кто-то вместе со всеми не больше, но и не меньше, а кого-то вполне устраивало и статус-кво, кто-то до последнего участвовал во всех объединительных акциях и не мыслил себя вне нового Союзного Договора и т. п… (Такого рода подход требует большой научной работы, проработки большого массива и ее никто не делает, куда проще обобщить и сказать, что виноваты все. И этим ограничиться). Но строго одновременно протекал и погром политического центра СССР и никто не задается вопросом: и в самом деле, что было первично:
а), растащить все на 15 республик; или
б), разгромить именно Центр Союза и лишь потом получить 15 новых государств.
И где тут пусть и не всегда явно выраженная цель, а где получившиеся эффекты! Какова должна была быть сила 15 новых центров от Московского (самого сильного — Российско-Московского) и до, скажем, Таллинского (упоминаю этот город не потому, что он самый слабый, а потому, что Эстонская ССР всегда была последней в алфавите), чтобы пересилить тающий Союзный? — Строго говоря, тенденции не были равны и менялись каждое мгновение. И одно без другого просто немыслимо. Ускоренная суверенизация союзных республик под рокот несанкционированных демонстраций и под стрекот автоматов, бегство по «национальным квартирам» тоже имели место, но многое получилось и через события в центре Москвы, если употреблять географическую привязку: в Кремле, на Старой площади, на площади Дзержинского. Да, Союз в конце концов растащили именно по бывшим союзным республикам. Это так. Но это не все. Это скорее создавшийся эффект, чем сущность преследуемой цели тех, кому принадлежал замысел.
Мы, из уважения к уму нашего читателя не позволяли себе контрфактный анализ, как наиболее низкопробный. Но иногда он необходим. Теперь скажем, что если бы не мероприятия по подрыву контура управления Советской державы, то Союз сохранился бы в несколько усеченном виде (в геополитическом смысле): да пришлось бы уйти из Восточной Европы, бросить на произвол судьбы всех союзников по всему миру; от нас откололись бы Прибалтика и Закавказье, в оставшихся вместе славянских республиках могла произойти смена строя. Но был полностью стерт весь союзный центр и, таким образом, через его уничтожение, убит весь СССР. Поэтому мы смеем утверждать, что более общая картина разгрома СССР' должна обязательно включать в себя то, что была разгромлена именно интеграционная составляющая. В декабре 1991 г. республики остались одни, без центра, вокруг которого можно было собраться. Им не была дана возможность объединиться вокруг того, что было прежде. Представим себе ситуацию, при которой некая пусть даже и виртуальная союзная республика не хочет выходить из Союза: она не принимает никаких решений о своей «независимости», ее население на референдуме на 100 % голосует за сохранение Союза — такого рода допущение возможно. Но что ей делать начиная с 25-го декабря 1991 г., когда Президент СССР М. С. Горбачев покидает свой пост? К кому обращаться? — Ни одного чиновника, даже самого жалкого коллежского регистратора из союзных структур нет на месте — все места в центре Москвы заняты другими…
То есть, если утверждать, что Союз растащили националы, это значит ошибаться, и этой ошибке следуют некоторые авторы, которые занимаются исследованием «перестройки». Еще одна заключается в следующем. Во всем обвиняют буквально несколько человек, где на первом месте стоят М. С. Горбачев и Б. Н. Ельцин. Когда кого-то обвиняют в том, что тот или иной человек сделал то-то и то-то, я задаю себе вопрос: а под силу ли ему было осуществить это в профессиональном плане? И тут обвинения М. С. Горбачева в соавторстве с Б. Н. Ельциным в развале СССР у меня вызывают улыбку. Это была наисложнейшая интеллектуальная задача, которая в начале своего пути даже в принципе не имела решения, для ее одного только описания требовалось подключить лучшие силы может быть всего мира. Она уж явно не для их мозгов. Как могли эти две интеллектуальные сироты (напомню, что один из них закончил юрфак МГУ и экономический факультет провинциального сельскохозяйственного института, другой — строительный факультет) сообразить как такие дела делаются вообще? Здесь все на компьютерах было просчитано. Да, юридически они виновны — тут я не веду спор, но насчет их интеллектуальных способностей я сильно сомневаюсь.
Мы не даром трактуем все диалектически и с позиции того, что СССР — был крепостью… Более всего результаты наших исследований будут лежать в области безопасности. Но мы вышли на те вопросы национальной безопасности, которые прорабатываются весьма и весьма слабо. То, чем мы будем в основном заниматься получило название «организационная война». Это подвид т. н. нетрадиционных войн. Организационная война есть необычная война даже для их нового класса. Это война, которая целиком и полностью проходит в тиши кабинетов высоких начальников, на совещаниях и заседаниях, в ходе Пленумов и парламентских дебатов, а также за пределами официальных мест, когда дела решаются в неформальной обстановке. Она ведется между двумя чиновниками, или же целыми командами, где есть определенные лидеры. Один из них на том или ином докладе ставит визу: «Запрещаю!», другой по этому же поводу:«Разрешаю!»; один пишет:«Закрыть!», другой:«Открыть!'» И каждый находит свои аргументы в пользу того, или иного решения. Кто из них прав, а кто нет, сразу неясно, это становится видно только со временем, когда либо что-то успешно функционирует, принося пользу государству и обществу, либо противоположно этому, тогда выстраивается и становится ясна линия того или иного чиновника, его подлинное лицо. Организационные перестройки, управленческие нововведения, изменения, вносимые в информационные потоки часто сопровождают чиновничье-аппаратную жизнь, и чрезвычайно важно здесь выявить случайное, что тоже зачастую бывает, от явного злого умысла, направленного на уничтожение государства по частям.
Важным моментом в последствии каких-то изменений будет являться простор, или наоборот, скованность в принятии решений. Когда имеется целый набор тех или иных решений, и все говорит о том, что каждый из вариантов со всей определенностью имеет положительные моменты и речь идет только о том, чтобы выбрать наилучший — то это одно, но как быть, если по сути вариантов нет и единственный ход — вынужденный, то это совсем другое… В этом случае ситуация является уже предсамоубийственной. Еще один шаг… И в любом случае полный крах. Такую ситуацию теперь характеризуют как «Угрозу национальной безопасности представляет действие или последовательность событий, которые могут коренным образом в относительно короткие сроки (…) сузить спектр политического выбора для правительства данного государства или частных неправительственных образований (отдельных лиц, групп, корпораций) внутри государства» [1.02. Р. 5]. (Цит по: [1.03. С. 4]). То есть, как только перед политиком, признающим такой взгляд, сокращается некоторое пространство для маневра, для него включается красная лампочка: «ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ!» и он уже начинает реагировать на ранних стадиях угрозы, но много ли таких?
Об этой войне хорошо знают только те, кто ощутил ее действие на себе. Так, бывший премьер бывшего Союза Н. И. Рыжков, объявляя о своей отставке, назвал это явление: «необъявленная война против правительства». И идет она все время и повсеместно: государственная власть при этом понемногу уничтожается… Все знают со времен Великого Сталина, что партийный и советский аппарат скрепляют винтики. Но стоит только эти винтики развинтить, как все и посыплется. Что и было сделано в Союзе. Что нужно еще сделать, чтобы сломать государственную машину? Подсыпать сахар в бензин, палку сунуть в колеса, бросить болт между шестеренок. — Нужно все понемногу и чтоб не сразу, а незаметно, и в тоже время наверняка. Да, И. В. Сталин говорил, что «кадры решают все», но они решали все только тогда, когда были собраны им в четкую организацию. И вот бывший замзав Орготделом ЦК, который когда-то занимался этими кадрами, а потом получил повышение, Е. К. Лигачев начал их громить, а потом, на следующем этапе, уже подключился и М. С. Горбачев, который перешел к погрому структур.
Все то, о чем я здесь рассказываю, старо как мир. Это известно давно, переведено и напечатано, и доступно было всем: «Обычно правило ведения войны таково: важнее сохранить государство противника в целостности, чем разгромить его…
Поэтому сто раз вести бой и сто раз одержать победу не является лучшее из лучшего. Лучшее из лучшего заключается в том, чтобы покорить войско противника без боя.
…Кто искусно ведет войну, тот покоряет чужие войска без сражения, захватывает чужие крепости без осады, сокрушает чужие государства без длительной компании. Непременно сохранив все в целости, борется за господство в Поднебесной. Поэтому, не прибегая к войне, можно иметь выгоду. Это и есть правило стратегического нападения» [1.04. С. 41–42].
В чем вообще особая сущность этой «войны»? — Да, в том, что в системе управления должен исполняться закон необходимого разнообразия: подсистема управляющая должна быть адекватна системе управляемой. Он обязателен к исполнению любыми системами: как естественного, так и искусственного происхождения. Причем как в сфере реальной — наличия функционирующих структур, наполненных специально подготовленными людьми; так и в сфере «виртуальной» — наличия информации упреждающего характера, либо доступной всем (через СМИ, слухи и проч.), либо доступной немногим (засекреченной, часто полученной через разведку), адекватно реагирующим на угрозы. Для поддержания гомеостазиса динамической системы необходимо, чтобы многообразие управляющих параметров соответствовало многообразие составляющих управляемых объектов. Это особо подчеркивается в трудах такого уважаемого специалиста, как доктор наук Г. В. Атаманчук, длительное время работающего в этой сфере [1.05. С. 105–108, 1.06. С. 99–108].
Всякое нарушение этого закона приводит к саморазрушению системы управления. А если же это происходит в динамике — то стоит только чуть-чуть «помочь» (со стороны или изнутри, можно скоординированно-объединенными усилиями — не суть важно), то этот процесс значительно и необратимо ускоряется. При этом кризис в управлении вызывается через возрастание скорости принятия решений, которые инициируют через внедрение «домашних заготовок», детонируют мины, которые были когда-то заложены (выражение Р. И. Косолапова); идет обострение старых, нерешенных во-время проблем, и тут же явление новых, которые еще не изучены, а на них надо реагировать; следуют один за другим удары по контуру управления; если удар пришелся на времена успешного развития системы, она на него реагирует и гасит, во времена кризиса не может среагировать с прежним успехом и вынуждена сама измениться. Такая организационная диверсия может включать в себя свертывание в интеллектуально-информационной сфере, либо уничтожение структур, приведет в конце концов к подрыву развития. Поздняя советская система, которую мы будем изучать, по которой были нанесены такие удары отреагировала на такое негативное воздействие запуском механизма саморазрушения информационно-управленческого центра, который уничтожил СССР полностью. Мы уже говорили об этом в прошлом [37. С. 165–169; 38. С. 102–116, 257–260] пусть несколько поверхностно, больше для того, чтобы сделать задел, теперь сделаем это во всей доступной нам полноте.
Для того, чтобы показать события, случившиеся за годы «перестройки» в этой сфере как можно более подробно, расскажем об институтах высшей государственной власти.
Советский Союз представлял уникальную систему. Даже можно сказать либо сверхсистему, либо систему систем. Впервые в мировой истории из одного центра (Кремля) осуществлялось непосредственное руководство 18-миллионной партией, партийно-государственным аппаратом управления, всеми экономическими институтами (предприятиями, объединениями, организациями и учреждениями), армией, милицией и ГБ. Наверное, до 95 % 250-миллионного населения страны было в контуре этого управления. Примерно 5 % населения (кто-то может и оспорить цифру, я тут за точность не ручаюсь!) — вне его: люди с девиантным поведением (уголовная среда, бомжи, проститутки), диссиденты, которые были под руководством Запада, неработающие, староверы, цеховики.
Именно объективное положение дела со сверхцентрализацией власти в СССР давало возможность к тому, что ликвидировав один лишь центр, опрокинуть всю систему. За кратчайшей период времени, которого еще не было в человеческой истории, эта система была взломана, подорвана, сопротивление погашено, добиты ее остатки. Произошла разительная трансформация системного бытия от рациональности к иррациональности, от функции к дисфункции, от успехов к упадку.
Виноваты в этом мы сами, потому, что могли знать многое о природе структур, но этим знанием просто пренебрегали: «Произвольный, субъективистский характер носили и многочисленные преобразования управленческих структур, которые всегда были настоящим бичом для нашего государства. Трудно измерить тот ущерб, который причинялся бесконечными реорганизациями. Любой новый руководитель считал первым своим долгом что-то сломать, перестроить, создать нечто такое, чего еще не было… (…) Каждая реорганизация на многие месяцы парализовывала руководство соответствующими отраслями, держала в подвешенном состоянии огромную армию высококвалифицированных специалистов, ломала судьбы людей.
Не составлял исключение в этом плане и период «перестройки». Сколько реорганизаций было за время перестройки — не счесть!» [21. С. 29–30].
Кто же виноват в случившемся? Как назвать виновника: кризис власти? реформаторский зуд Горбачева? организационные изменения? — Нет. Это была организационная война.
Для меня было очень важным выдержать именно тот достойный качественный уровень, что уже был достигнут в предыдущем. По-прежнему дается много материалов, посвященных методическому и структурному моментам. В прошлом [37; 38.] нами уже писалось о роли «мозговых центров» Америки, ныне мы продолжаем их освещение. В данных подходах есть некоторый уровень сложности, поэтому здесь мы не могли не применить приемы системного анализа. Было здесь и изрядная доля малоизвестного, для рассказа о котором потребовались знания особого рода. Вновь потребовалось концентрировать информацию только на самых важнейших направлениях поиска и подавать ее не в хронико-повествовательном виде, а в виде тематической концептуальной сетки. Достигнуть всего этого было не легко, и главное то, что информация поступала очень медленно, но именно так и было сделано.

ШАГ ПЕРВЫЙ, СТРАТЕГИЧЕСКИЙ: СССР МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ

Тачка отсчета — 1: Чужие на нашем поле

Просто удивительно, как некоторые наши безответственные болтуны не желают замечать многие вполне очевидные веши: влияние внешних воздействий на события внутри других стран, хорошо рассчитанное и поэтапное проникновение в центры, более того, в кульминационные моменты часто происходит наложение внешних противоречий на внутренние, слом и подрыв систем-жертв. Многие события в истории вообще, в делах вчерашнего и сегодняшнего дней имели картину, о которой мы говорим: к внутреннему фактору тесно примешивался еще и внешний. Сама «перестройка» не стала чем-то новым, наоборот, те, кто ее задумывали, учились по таким учебникам, в которых на эффективности совместных действиях акцентировалось внимание. Природа таких возможностей кроется в диалектике. Всякая, формально самая устойчивая социальная система на самом деле имеет внутри себя противоречия. Внешняя среда может это легко вычислить, определить какая из сторон имеет наиболее близкую точку зрения и стать на ее сторону, после чего оставалось только атаковать теперь уже общего противника. От взаимоотношения с внешней средой система зависит очень сильно. И тут может быть ситуации грех родов: 1. Внешняя среда в целом помогает системе добиться заданных целей; 2. Внешняя среда, или хотя бы интересующая нас ее часть, нейтральна; 3. Внешняя среда стремится уничтожить систему, или, как минимум, добиться ее ослабления. (Нельзя сказать, что внешняя среда будет однородна в этом отношении. Речь может идти только о некой общей результирующей). Таким образом, внешняя среда относительно системы подразделяется на полезную, нейтральную, агрессивную. Чаще в диалектике исследуется последняя — оно и понятно, потому именно что в этой области и лежат угрозы. Эти правила универсальны для любого уровня. Даже для отдельного человека. Одно дело когда кто-то работает и ему никто не мешает, и совсем другое дело, когда какие-то препоны не дают развернуться его инновациям. Одно дело развитие всей страны, когда ей никто не мешает и совсем другое дело, когда ее стратегическую инициативу сковывают, сама она существует под прессингом или под угрозой полного уничтожения. Одно дело, когда кругам — свои люди, пусть разные по характеру, пусть в чем-то не совсем понятливые, пусть в чем-то они имеют какие-то недостатки, которые для вас оборачиваются не самой приятной своей стороной, и совсем другое дело — это прямой враг. А особенно неприятно — это когда этот внутренний враг, имеет отношения с вашим внешним врагом. Тут это оборачивается прямо противоположной картиной той ситуации, когда кругом — чужие люди. Тема эта сама по себе, если освещать ее полностью, стоила бы целой серии книг, ибо на протяжении веков она является в социальной жизни самой жгучей, от нее многие, если не все беды, или, как минимум, масса проблем, может быть даже не всегда до конца разрешимых.
Сама постановка вопроса звучит как политическое проникновение и политическое давление. Тем более, что нет проникновения только одной (более успешной) стороны, а всегда речь идет о взаимопроникновении. Вопрос нелегкий для понимания, но еще более трудный для изложения: требуется показать, как все это происходит — кто к кому проник в большей степени и куда конкретно, да еще и с учетом изменения во времени. Все это вызывает некую громоздкость изложения, которую надо как-то упростить. Вопросам наложения внешних противоречий на внутренние мы уже довольно много посвятили страниц в прошлом [37. С. 215–222], и все же возвращаемся к ним снова в силу их высокой актуальности сегодня и впредь. Если брать область, интересующую только нас, то мы прямо должны указать, что пусть не сразу, а понемногу, но Америка сумела зажать СССР в тиски, сохранив при этом себе свободу рук. Тем самым в такой борьбе она получила известное преимущество, которое она смогла реализовать.

Миссия эмиссаров: история, методы и классификация

Прежде показать механизм действия такого рода положений нам надо представить некие соображения автора на этот счет. Здесь мы не намерены переписывать всю человеческую историю — для этого понадобилась бы не одна книга, а хотим обойтись только небольшой справкой, показывающей как часто подобное уже случалось в прошлом.
Можно сказать, что подобные неприятности знали все страны. Да, бывают и падения с высот развития «в никуда» и в результате борьбы грубая сила на такую же силу: Великий и могучий Рим — варвары; Византия — турки', Французское королевство — Англия (во времена Столетней войны); Русские великие княжества — татаро-монголы', и т. д. Но случается и так, что есть империи не уступающие по мощи Великим, но их сила — в тайне; всемогущество — в вездеприсутствии; безопасность не в числе солдат, а быстроте поставляемых нужных сведений из соседних стран. Ватикан отправлял всюду, куда только ступала нога европейца, следом и своего миссионера, где святые отцы с крестом в руке благословляли на массовые убийства туземцев. Любопытно го, что если католические эмиссары никогда не отрицают наличия иерархии власти над собой — вот портрет нынешнего папы, вот его кардиналы и проч., то такие деятели, как иудейские религиозные эмиссары всегда подчеркивают, что они самостоятельны, над ними никого нет-то ли дела, которые всегда вытворяют ребе, чернее ночи и невозможно признавать отцов-вдохновителей, то ли лишняя конспирация никогда не помешает.
Зная это, не выглядит таким уж и серьезным и организационное открытие, сделанное В. И. Лениным: для успеха революции нужно скоординированное взаимодействие из двух центров: Русского Бюро ЦК РСДРП (б) (внутри империи)и Заграничного Бюро ЦК РСДРП (б) (за ее пределами). Революция в России вообще и захват власти именно большевиками вряд ли был бы возможен, если б не было поддержки со стороны европейских стран революционерам-эмигрантам, которые обеспечивали непосредственную деятельность на территории России. В 1917 г. для победы в октябре используется разведка Германской Империи. (Обычно это истолковывается как что-то негативное, мы же видим здесь только высокий политический профессионализм — большевикам открылись возможности, которые они использовали). Тогда же на политическую арену входят те, кто впоследствии получит название транснациональные корпорации: банкир Я. Шифф через своих эмиссаров Л. Д. Троцкого, Н. И. Бухарина, М. М. Володарского, Р. Я. Менжинского, участвует со своей стороны в проекте под названием «Русская революция».
Белогвардейцы во время гражданской войны в России пользовались поддержкой интервенции 14 государств, но свою задачу не смогли выполнить (на стороне «красных», не забудем, также были иностранцы — мадьяры, китайцы, др., но они не поддерживались соответствующими правительствами). Без внешней поддержки подчеркивал И. В. Сталин «серьезная гражданская война в России была бы совершенно невозможна» [33. Т. 8. С. 360).
Окончание открытой интервенции переросло в помощь все тем же белогвардейцам, теперь действовавшим из-за границы. Об этом старались не забывать. А такой блестящий и до сих пор никем еще не превзойденный диалектик, каковым являлся И. В. Сталин, постоянно в своих выступлениях и статьях возвращается к вопросам противоречий, часто сопоставляя и взаимоувязывая внешние и внутренние: «Мы исходим из того, что наша страна представляет два ряда противоречий: противоречий внутреннего порядка и противоречий внешнего порядка. Противоречия внутреннего порядка состоят, прежде всего, в борьбе социалистических и капиталистических элементов. Мы говорим, что эти противоречия мы можем преодолеть своими собственными силами, мы можем победить капиталистические элементы нашего хозяйства, вовлечь в социалистическое строительство основные массы крестьянства и построить социалистическое общество.
Противоречия внешнего порядка состоят в борьбе между страной социализма и капиталистическим окружением. Мы говорим, что разрешить эти противоречия собственными силами мы не можем, что для разрешения этих противоречий необходима победа социализма, по крайней мере, в нескольких странах. Именно поэтому мы и говорим, что победа социализма в одной стране является не самоцелью, а подспорьем, средством и орудием для победы пролетарской революции во всех странах» [33. Т. 8. С. 326].
Потом, в свою очередь, западные эмиссары сами становятся источником активно помогающим революционным силам свергать правительства от Монголии на востоке и до Германии на западе. Так началось то, что получило название «экспорт революции».
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • iwanow321 о книге: Ана Гран - Кот из соседнего государства
    приятно. и прочитать, и приятна неожиданность от хорошей вещи. и не надо "много текста", вполне уютная и полноценная трактовка единичного события жизни одной ггни. без растекания бесполезных мозгов по древу с взбрыками фантазий.

    автор нравится мне всё больше и больше.)

  • iwanow321 о книге: Ана Гран - Муж прилагается к диплому [СИ]
    мне понравилось. ползал, ползал мужик вокруг цели, но всё-таки дополз.
    и идея есть, и интрижка, и, главное, герои вменяемые, и юмор присутствует. без диких левых "хрен-знает-по-какой-причине" закидонов. изложение подкачивает, правда.) ну, наберёт опыта, думаю.

    а ещё - у автора есть свой стиль, и мне он импонирует. приятно было почитать.



  • leon324 о книге: Ефим Сергеев - Крымское танго [СИ]
    Танцы, танцы, много танцев... И альтернативное решение крымского вопроса с точки зрения банковско-танцевальных представителей внутримкадья...

  • iwanow321 о книге: Ана Гран - Невеста тёмного лорда
    и интрига интересная, и описание, хоть и затянуто, и конец - хеппи.
    кроме одного, с самого начала.

    когда молодые люди дружат с детства и детская любовь перерастает сначала в подростковую, а потом - в юношескую, они женятся СРАЗУ как оканчивают школу. ну, это в обычной жизни. иногда даже раньше, чем исполняется 18-ть: родители, как правило, в курсе, разрешение дают. просто потому, что сексуальная жизнь в таком случае, как раз в школе и начинается.

    о тут: ей - ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ! ему - ДВАДЦАТЬ СЕМЬ! полтора года - только помолвка. и - БЕЗМЕРНАЯ, БЕЗГРАНИЧНАЯ ЛЮБОВЬ, типа - НЕ МОГУ БЕЗ ТЕБЯ ЖИТЬ НИ СЕКУНДЫ!! без секса. не вяжется.

    ну ладно, леди эта. может она недоразвита. но чтобы мужик дожил до 27 и ни разу бабу на стороне не попробовал?? С БЕЗРАЗМЕРНОЙ, БЕЗГРАНИЧНОЙ ЛЮБОВЬЮ к ггне? не вяжется.

    всё есть: интрига, завязка, развязка, а вот эта неправда жизни - всю картину и портит.

    а так, читать можно.

    и да, безумно раздражает вот это: всю книгу эта ггня ищет себе свадебное платье, меряет, меряет, меряет одно за другим: белое - не то, розовое - не то, серое - не то, голубое - не то. раздражает неимоверно. наверное и правильно, что в 24 с безразмерной любовью с детства она ещё девственница. а ещё - глава рода, а ещё - великая темная магиня. хваткая и деловая, только вот с мозгами плохо: почему-то в одиночку глава рода, даже без компаньонки и охраны (после смертельных покушений) бродит по магазинам в поисках свадебного платья, перебирая харчами, то есть платьями. хрень какая-то, а не "изюминка". глупо, автор.

  • Twins6 о книге: Наталья Колесова - Управление
    Рассказ о чувствах двух очень одиноких и замкнутых людей. Хороший рассказ.

читать все отзывы




    
 

© mylibs.net 2009-2019г.    MyLibs.net - Моя книжная библитотека.